Рунет выбирает

«Сказала Федуну: Ларссон не заиграет – три года не дари мне подарки». Первое интервью Заремы Салиховой о «Спартаке»

«Сказала Федуну: Ларссон не заиграет – три года не дари мне подарки». Первое интервью Заремы Салиховой о «Спартаке»

В последнее время в СМИ появилось много упоминаний Заремы Салиховой – подруги владельца «Спартака» Леонида Федуна. Нам удалось связаться с таинственной Заремой и поговорить с ней о насущных проблемах «красно-белых».

В разговоре с Metaratings.ru Салихова рассказала, зачем активизировалась по «Спартаку», из-за чего была не против сохранения Луиса Адриано в клубе, а также объяснила, почему Гус Тиль не подходит «красно-белым».

– Вы неожиданно появились в жизни «красно-белого» сообщества. Как так получилось и зачем вам это всё?

– На самом деле не неожиданно. Я была всегда, всегда поддерживала Леонида. Это касается и «Спартака», и других вопросов. Почему возникла [в медиа] только сейчас? У меня обостренное чувство справедливости. Мне стало неприятно, когда все лавры положительные приписываются человеку, который в этом никак не участвовал глобально.

Например, Понсе – его вела селекция. Вели этого футболиста за полгода до возникновения Цорна в «Спартаке». Томас просто сделал этот трансфер. Отсюда и Романьоли возник. 

А по поводу Ларссона – его мало кто знал, молодой парень… Шведским рынком «Спартак», в целом, никогда не интересовался. Хотя шведы очень хорошо адаптируются к России. Этот мальчик реально талантливый. Я верю, что у него большое будущее. В его крови дух победителя – посмотрите на его отца. Плюс у Джордана школа «Барселоны». 

Также мы узнавали, какой Ларссон в быту, общении. Он легкий, приятный человек – даже просто по человеческим качествам. Поэтому я, можно сказать, просто заставила купить Ларссона. Сказала Леониду, что если этот мальчик не заиграет за «Спартак», то три года не дари мне никакие подарки. Потому что я в него реально верила. В столь юном возрасте он забил много голов. Я верю в этого футболиста. 

– По поводу Ларссона. Это Камоцци изначально предложил?

– Да, да. Франко изначально предложил.  

– Как это было? 

– Насколько я знаю, у Франко хорошие есть друзья в «ПСЖ». Он дружит с селекционерами клуба. Есть варианты, например, которые для «ПСЖ» не подходят: игрок слишком молод, уровень другой… А для нас такой футболист был бы очень кстати. Когда возник Ларссон, Камоцци посоветовался с селекционерами «ПСЖ», и они сказали, что знают о нем, его можно смело советовать. 

– А кто еще был? Умяров, Ларссон… Кого предлагал Камоцци «Спартаку», но его в итоге не взяли? 

– Был Гастон Перейра. Франко поехал оформлять сделку по нему, договорился о сумме трансфера… А дальше по комиссии агенту и клубу договаривался Цорн. И там возникла какая-то большая комиссия, несоразмерная. Поэтому от этого трансфера отказались. Но я продолжаю следить за этим футболистом. У него там была и травма, но после этого он все равно забивает… Игрок основного состава своей команды. 

«Тиль не приспособлен к российскому футболу. Этот игрок не для нас»

И тогда, в принципе, из-за несостоявшегося трансфера Перейры, возник вариант с Тилем: мы обратили внимание на голландский рынок. По Тилю были положительные рекомендации, но лично мне Камоцци говорил, что этот игрок не адаптирован к Москве, не приспособлен к российскому футболу. Это качественный игрок, но не для нас, к сожалению. Под другую систему он встраивается. 

И для меня стало огромным негативным сюрпризом, когда я узнала, за какие деньги его купили в «Спартак». Это большое давление на самого игрока, парень-то он неплохой. Получается, что был один тренер [Кононов], который в него верил, позволил ему ярко начать карьеру в России. Но потом пришел другой [Тедеско], которому Тиль не подошел. 

Я считаю, что это неправильно организованный менеджмент – либо тренер под игрока, либо игроки под тренера. Тут нужно сразу определяться. А выкидывать такие деньги – самый дорогой трансфер за всю историю «Спартака» – мне просто жалко и обидно. Можно было на эти средства усилить состав другими качественными футболистами, и быть не на шестом-седьмом месте, а гораздо выше.

«Цорн сказал, что ему нужен Адриано. Потом он продал Луиса в последний день окна»

– Я писал про планы сохранить Луиса Адриано…

– Ой, Адриано – больная тема для меня. У меня дочку зовут Адриана, у нее Луис был любимым футболистом. У нас до сих пор вся ее комната в плакатах с ним. 

У Луиса была большая зарплата, возникла идея разгрузить ведомость, да и игрок уже, как считали на тот момент, отыграл свое в России. Было предложение в июне, но Томас отказал Камоцци в этом трансфере. Цорн сказал: «Нет, он нам нужен, он остается на следующий год». Ну, мы все обрадовались.

Но потом Цорн продал Адриано в последний день трансферного окна. Я с сарказмом отношусь к сделкам, которые относятся в последний день трансферного окна – не так важно, продажа это или покупка. Потому что грамотная трансферная политика должна планироваться заранее, за полгода. Не надо ждать последнего дня. Потому что, как правило, для клуба это никогда не выгодно.  

– Ну, бывают форс-мажорные обстоятельства, травмы… 

– Ну, тогда же не было никаких травм.  

– Да. 

– И потом, та же продажа Зе Луиша… Я считаю, что он тот игрок, который точно еще не отыграл свое. Он мог бы еще два года помогать «Спартаку». И мы наблюдаем теперь, как он забил «Краснодару» в [прошлой] Лиге чемпионов, его гол признан лучшим [по итогам сезона в чемпионате Португалии-2019/20]. Его продали дешево, я так считаю. Если думать об экономической составляющей даже – игрок ушел дешево. Я не согласна с решением продать Зе Луиша. 

Нормально ушел только Фернандо. Но сейчас у нас нет ни одного игрока, чей бы штрафной или угловой был бы таким опасным, как это было при Фернандо. Перед Шамилем большие задачи стоят. 

– Михайлов ушел из «Спартака». Какова его роль в выборе игроков, жизни клуба? 

– Ну, о бывших коллегах либо хорошо, либо никак. Мой ответ – никак. 

«В «Спартаке» все сидят и ждут решения Федуна. Это неправильно»

– Ваше появление в медиа-пространстве – это эмоциональная реакция на то, что Цорну приписывают то, чего он не делал? 

– У победы всегда много союзников. А когда плохо всё – виноват один – Леонид Арнольдович. Это в корне неверно. Потому что основной его бизнес, и то, чем он занимается 90% своего времени – это «Лукойл». Он профессионал в нефтяной области. Поэтому неправильно, когда все – даже самые мелкие вопросы – подвязывают на него.  

Он не может быть профессионалом одновременно и в IT, и в маркетинге, и в эксплуатации, и в селекции, и так далее. А в «Спартаке» все сидят и ждут его решения. И получается, что на Федуне вся ответственность. Это неправильно. Гендиректор должен сам отвечать за спортивный результат, за финансовые показатели, за каждого сотрудника, который работает у него в клубе.  

«У Газизова нет негативного бэкграунда. А при Цорне были трансферы за безумные деньги»

– Шамиль Газизов подходит для работы в «Спартаке»?

– Я верю в него. Он опытный, показал на своем примере, как игроки, которые покупались в «Уфу» за минимальные деньги, играют в сборной России, в московских топ-клубах. Это раз. Во-вторых, он со всеми игроками хорошо расстается. У него нет негативного [бэкграунда]. Ни один игрок про Шамиля не сказал плохо. В-третьих, я верю, что он профессионал, у него все получится. Он делает это все самостоятельно, не беспокоит Федуна по каждому малейшему поводу, за все несет ответственность сам.

– Структура управления в «Спартаке» меняется?

– Да, структура будет меняться. Я рада, что он вернул Аверьянова. За той селекцией есть игроки, которые привели «Спартак» к чемпионству. Это та селекция собирала. 

Когда пришел Томас, он первым делом всех их распустил. И поставил Чистякова, который пришел из ЦСКА. Это неправильно, когда селекция – один человек и гендиректор. Они не спорят, у них нет альтернативного мнения. И отсюда все эти странные трансферы за безумные деньги.

Читайте Metaratings, чтобы быть в курсе свежих новостей российского и мирового спорта, эксклюзивных инсайдов и экспертных мнений.

Поделиться:

Рейтинг: 0