«Дочка проснулась, я ее покормила – и побежала дальше тренироваться». Татьяна Сорина – о том, как стала главной сенсацией российских лыж

Татьяна Секридова
21/03/2021
11:30
Статья

До прошедшего сезона 2020/21 Татьяна Алешина ни разу не заезжала даже в топ-20 на Кубке мира. Но после того, как она вышла замуж за своего тренера Егора Сорина и год назад родила дочь Софию, Татьяна вернулась в спорт совсем другой. По окончании лучшего сезона в карьере вице-чемпионка мира рассказала о своей перезагрузке в эксклюзивном интервью Metaratings.ru.

Татьяна Сорина с дочерью Софией
Татьяна Сорина с дочерью Софией

Татьяна Сорина поразила всех на первом же этапе Кубка мира в Руке – в окружении сильнейших норвежек и шведок она стала второй в мини-туре, проиграв только Терезе Йохауг. Затем молодая мама стала четвертой на «Туре де Ски» и смогла набрать хорошую форму к чемпионату мира, несмотря на разрыв связок. На дистанционных гонках она была лучшей из россиянок, а главное – блестяще прошла свой эстафетный этап и очень помогла команде взять первое за 15 лет серебро чемпионата мира. А ведь перед началом сезона за пределами России ее никто не знал.

Получить бонус для ставок при регистрации

«В юношеском возрасте я абсолютно не умела контролировать себя и показывала не самые выдающиеся результаты»

– Еще перед началом сезона вы не были хорошо известны в мире, расскажите, с чего начинался ваш путь в лыжах?

– Я родилась в городе Краснотурьинске Свердловской области, где моим первым тренером была Оксана Яковлевна Табризова, которая увидела меня на уроке физкультуры и пригласила вместе с подругой в лыжную секцию. После 9 класса моего тренера со спортсменами пригласили в спортивный класс в Тюмень. Мама меня отпустила без вопросов.

После окончания спортивного класса я начала тренироваться в центре спортивной подготовки Тюмени у Валентина Дмитриевича Литвинцева, который в это время был еще и тренером юниорок в сборной России.

В юношеском и юниорском возрасте я показывала не самые выдающиеся результаты. На первенстве России среди девушек 17-18 лет в скиатлоне вообще была 54-й. Только в декабре 2014 года на отборе на молодежное первенство мира я заняла второе место в спринте и попала на мир, где после 3-го места в квалификации в итоге стала лишь 17-й. Дальше прорыва не последовало – 10-17-21 места на молодежном чемпионате мира в январе 2017. Но мы не опускали рук, и в тот же сезон меня впервые вывезли на спринтерский этап Кубка мира в Драммене

– Почему не удавалось выйти на призовой уровень?

– Я тут согласна с Егором [Сориным] – скорее всего, при больших тренировочных объемах я завышала интенсивность. Абсолютно не умела контролировать себя. У нас никогда не брали на тренировках лактат, у меня было мало функциональных обследований. Я плохо ориентировалась в тренировочных зонах. И только в этом году летом я наконец смогла все это прочувствовать! (смеется)

– Насколько было неожиданным приглашение Егора Сорина на подготовку в сборную страны в свою группу?

– Перед этим, тренируясь по-прежнему с Валентином Дмитриевичем, мне удалось заметно добавить. Уже в январе 2018 года меня стали приглашать на спринтерские этапы Кубка мира… Там я была без тренера, и мне начал помогать Егор, который работал тогда аналитиком в группе Маркуса Крамера, и, по сути, был вторым тренером. Он все обговорил с Валентином Дмитриевичем. Я тогда заняла 15 место в Планице, выиграла эстафету на чемпионате России за Тюмень, а Егор пригласил в новую группу молодых спортсменов сборной. Мой тренер нас поддержал, сказав, что методы работы во многом схожи, и что надо расти и двигаться вперед.

«Беременность стала счастливой паузой. Но до последнего дня перед родами я каталась на лыжах»

София, Татьяна и Егор Сорины
София, Татьяна и Егор Сорины

– Не смущало, что Егор на тот момент был молодым тренером, не имеющим ни опыта самостоятельной работы со спортсменами, ни авторитета?

– Нисколько, я видела его в работе на этапах Кубка мира, были даже плюсы в том, что он молодой, недавно закончивший выступать спортсмен, но уже поработавший рядом с Каминским и Крамером. У него был более свежий взгляд, с ним можно было спарринговать на тренировках…

Я открыла для себя очень много нового и уже в сентябре в Малиновке выиграла спринт. На отборе попала в состав сборной, но на первой же гонке Кубка мира очень серьезно упала на спуске, получив травму колена.

К гонкам в Красногорске нога прошла, но накрыла простуда. Все равно стартовала и после победы на «десятке» не вышла на финал спринта, сильно разболелась. Похоже, что выступления с простудой помешали показывать результаты, стало очень тяжело психологически. Потом было досадное падение в Дрездене, на следующих отборах не попала в команду на чемпионат мира, не смогла нормально выступать на Универсиаде… Егор согласился, что мне нужна полная перезагрузка. И этой счастливой паузой стала моя беременность.

– Не страшно было уходить почти на год из большого спорта?

– Я почему-то была абсолютно уверена, что справлюсь и вернусь, но не могла предположить, что эффект может быть настолько мощным, что женский организм способен так восстанавливаться! На удивление легкой у меня была вся беременность – я продолжала тренироваться почти все месяцы.

В сентябре даже собиралась выступать на соревнованиях – спасла простуда. В феврале и марте я буквально до последнего дня перед родами каталась на лыжах, а после – очень быстро встала на них снова.

– Трудно было возвращаться на первых порах?

– Я не сидела ни на каких диетах, но очень быстро стала легче на 6 кг от своего соревновательного веса. Скорее всего, из-за того, что я кормила дочку своим молоком и активно тренировалась. Сейчас при росте 171 см я вешу 59-60 кг. Беспокоили меня только боли в тазовых костях, но со временем они прошли.

К счастью, и во время карантина я тренировалась, но у меня не было полноценного сна ночью. Я кормила дочку практически каждые два часа, а то и через час, если Софию вдруг живот беспокоил. Приходилось очень тяжко, но зато днем она отсыпалась и давала мне нормально тренироваться.

– Когда начались сборы, кто помогал вам с ребёнком?

– Помогало, что я кормила дочку грудью – не надо было заниматься разогревами. Она в коляске спала, которую Егор возил рядом с собой на тренировках. Проснулась во время тренировки, захотела кушать – я ее тут же покормила и побежала дальше тренироваться… Вернулась с тренировки, покормила ее, сама покушала и дневной сон у обеих сразу. Потом в том же режиме вторая тренировка. И так весь день и ночь по распорядку.

Семья Сориных на тренировке
Семья Сориных на тренировке

– Егор говорит, что ему приходилось в тренировках вас все время сдерживать, даже на высокие тона переходил…

– Да, даже выгонял с тренировок, когда я завышала интенсивность. Но мне было легко. Однажды мы так рьяно спорили, что я в сердцах бросила: вернусь к Литвинцеву!.. Но теперь я понимаю, что Егор был все-таки прав, сдерживая меня.

– В ноябре вы на время соревнований расстались с ребенком. Скучали?

– Очень. Но мы каждый день были на видеосвязи, это немного спасает. Очень напрягает разница во времени: когда у меня есть свободное время позвонить, София может спать… И тогда мама отправляет нашу дочку на видео. А потом Егор слетал за ней и мамой в Россию. И мы были вместе практически до конца января.

«После Руки у меня были другие запросы – без подиумов уходила расстроенная»

– Какие были ощущения, когда так мощно выступили в сентябре в Тюмени на Всероссийских соревнованиях, почти все там выиграли?

– Спринт проиграла… На самом деле я вообще не думала там ни о каком результате. У меня до этого ни серьезных контрольных тренировок практически не было, ни соревнований. Поэтому не понимала, чего от себя ожидать. Дальше результаты на контрольных и отборах реально вдохновляли.

– Вы в своей спортивной карьере в этом году впервые выступили в «Тур де Ски» – какие впечатления от этого состязания? Не было страшно от такого количества гонок подряд?

– Нет, не было. Мы ведь тренируемся достаточно много, поэтому я была уверена, что должно все пройти хорошо. Самым тяжелым для меня получился классический масс-старт, но после этой гонки мы бежали спринт. И этот день был самым легким для меня в туре. Больше того, это было мое первое попадание в финал на этапах Кубка мира.

– А гонка в гору была трудной?

– Не сказала бы, что гонка в гору далась мне тяжело. Последние две гонки, пожалуй, для меня были самые легкие.

– Раньше ведь у вас спринт получался неплохо. Есть шанс, что вы подтянете его до высокого уровня?

– Надеюсь, что мы после этого сезона сделаем много работы над ошибками. Надо поработать и технически, и тактически над одновременным бесшажным ходом. Но для этого хода нужно серьезно добавить в силе.

– Выступление на «Тур де Ски» окрылило? Следующий сбор в Италии прошел уже на других эмоциях?

– Пожалуй нет, не сильно окрылило. После второго места в Руке у меня были уже другие запросы. Так как у меня не было в Туре ни одного подиума, я после каждой гонки уходила расстроенная.

Татьяна Сорина
Татьяна Сорина
Высокие коэффициенты на спортивные события

«Собиралась ехать тренироваться, но доктора сказали три недели не задействовать ногу»

– Всех очень огорчило сообщение в январе, что вы получили травму ноги. Как это случилось?

– Летела после сбора из Италии в Лахти через Москву, чтобы пройти УМО (углубленное медицинское обследование). В Милане перед вылетом бегала кросс и подвернула ногу. Вернувшись в отель, сразу связалась с нашим доктором Анастасией Тихоновой. Она сказала, что по прилету в Москву нужно срочно сделать МРТ. Главный врач сборной Роман Эрлихман меня встретил, ночью мы сделали МРТ. Мне рассказали, как зафиксировать ногу, какое выпить обезболивающее, чтобы спокойно долететь.

Ходила, похрамывая, вокруг стопы был отек. Но не думала, что все окажется настолько серьезно, собиралась ехать дальше тренироваться в Лахти. Но доктора сказали, что у меня полный разрыв связок в двух местах – три недели ногу нельзя нагружать. Как только боль и отек уйдут, разрешили покрутить велостанок.

– Какие-то процедуры физиотерапевтические вам делали?

– Мне предлагали остаться на время в Москве полечиться. Мы купили ортез – специальный фиксатор на голеностоп. Но я хотела уехать в Лахти, надеясь там с Егором придумать какие-то способы для тренировок. Да и врачи есть в команде, которые могли заниматься со мной физиопроцедурами. Так и получилось: первое время каждые полтора часа делали ледовый компресс, чтобы отек снять. Потом стали лечить лазером, ультразвуком, массажами. И потом Роман Эрлихман занимался со мной восстановлением до чемпионата мира. Подбирали специальные упражнения для укрепления связок, потом стали закачивать их с помощью резинок.

В Лахти все бежали кубковые гонки, а я тренировалась всеми подручными средствами: тянула станок, сидя на коленях, на стуле. Примерно через неделю, когда отек спал, я стала кататься на лыжах на руках. Психологически полегчало, настроение стало лучше. Думала уже, что не все потеряно. На день десятый после травмы начала полуконьком ходить, потом классикой.

Коньковым ходом поначалу не могла ногой в сторону отталкиваться, было больно на поворотах. У меня ботинки «Саломон», из которого можно вынуть валенок-вкладыш. Благодаря этому я смогла вставлять в ботинок ногу в ортезе – нога не сгибалась, и я начала полноценно кататься коньковым стилем. Да и классикой тоже. И так тренировалась где-то до 10 февраля. Потом уже без ортеза тренировалась, но ногу тейпировали жестко. И продолжали с помощью врачей и их специальных упражнений закачивать связки и восстанавливать мышцы травмированной ноги.

– Почувствовали себя специалисткой классических марафонов, которые даблполлингом бегают, пока на руках тренировались?

– Пришлось. На первых тренировках на руках быстро адаптировалась. Чувствовала, что с каждым днем добавляю в этом ходе. Правда, когда начались гонки, особо уже не чувствовалось, что прибавила в бесшажных ходах.

«Не надо повторять за Йохауг. Она не во всем лучше нас»

Сборная России после эстафеты
Сборная России после эстафеты

– Было сразу известно, что вы не побежите командный спринт с Юлей Ступак?

– Мы изначально с Егором настраивались на скиатлон, коньковую разделку и большую эстафету. Спринтерскую эстафету не планировали. К тому же скиатлон и тим-спринт друг за другом идут, нужно было чем-то жертвовать. И мне не хотелось отказываться от 30-километровой гонки. А всю программу вряд ли выдержала бы. Ну а раз не настраивались, так и не расстроилась.

– В скиатлоне вы очень уверенно начали классическую половину. Что потом пошло не так?

– Мы изначально договорились с Егором попробовать поддержать темп лидеров. Классическая часть получилась, а после переобувания у меня свело надкостницу. Я это в первый же подъем почувствовала: просто шла на прямых ногах. Вообще у меня не было большого опыта таких гонок: это был всего лишь третий скиатлон в моей жизни, да и бегала их лет пять назад на российском уровне. Переодевание с классики на конек мы с Егором не отрабатывали в тренировках. Вот я и не смогла переключиться. Может, из-за того, что трасса была такая тяжелая, рабочая.

– А что с марафоном произошло, вроде надежды были на хороший результат?

– Надежды были. Не получилось из-за собственных ошибок… Я перестраховалась и переобула лыжи как мы планировали до старта –после третьего круга. А нужно было действовать исходя из работы лыж – поменять раньше на теплую пару. На третьем кругу все подъемы бежала «елочкой», лыжи вообще не держали. Когда переобулась, у меня лыжи и ехали, и держали идеально, начала отставание сокращать. Жаль, еще одного круга не было…

– Какая стояла цель в эстафете, насколько вы ее перевыполнили?

– Цель была максимально мало проиграть Йохауг. Мы не рассчитывали, что шведки отвалятся сразу. На стадионе я быстро приблизилась к Йохауг, но на подъеме поняла, что ее темп будет высоким, не стала рисковать, пошла своим ходом. Понимала, что трасса нелегкая и на втором кругу может отрубить так, что проиграть можно много. Бежала как будто сама с собой. Конечно, смотрела ей в спину, чтобы ориентироваться на последнем кругу. И на верхушке подъема постаралась максимально добавить. Отрыв по чистому времени оказался где-то 16-17 секунд.

– Насколько тяжело идти за Йохауг следом? Она же, в отличие от многих, очень сильно частит во время бега.

– Классикой за ней тяжеловато идти, у нее шаг намного короче, чем мой. Комфортнее за Фридой Карлссон. А коньком за Терезой вообще нормально, ритм и темп, конечно, у нее высокий, но, думаю, можно поддерживать.

– Чтобы ее обыгрывать, что нужно? Бежать свою гонку? Или пытаться что-то за ней повторить?

– Нет, не надо за ней повторять, тогда можно свои лучшие стороны упустить. Нужно работать над своими ошибками. Она не во всем лучше нас. Что-то и у нас лучше.

Татьяна Сорина, Тереза Йохауг и Эбба Андерссон
Татьяна Сорина, Тереза Йохауг и Эбба Андерссон

– Венг на одной из гонок просто бежала в стиле Клебо. Вы тоже такую технику тренируете?

– Забегания в подъем мы тренируем, это для спринта хорошо, для финишных разборок. Летом и перед ЧМ у нас были такие ускорения.

– Также с высоким подниманием колена в припрыжку? Или немного своим стилем?

–У всех по-разному получается. Каждый ищет свой продуктивный вариант.

– Как вам бежалось на финальных гонках Кубка мира в Швейцарии?

– Самочувствие в масс-старте на 10 км было не идеальное. Плюс после тридцатки на ЧМ недовосстановилась. На коньке уже было нормально. Но был сильный встречный ветер, снегопад, первому работать очень тяжело. Бежать догонять одной группу лидеров не было смысла, надо было работать в следующей группе. Никто не хотел работать, все друг друга пропускали, вплоть до полных остановок. Лидеры же постоянно менялись и увеличивали отрыв. Ну а на длинном подъеме перед финишем я сбоку пошла своим темпом и сделала небольшой отрыв от группы, в которой ехала. В итоге – шестое место.

– Какие планы на остаток сезона? Поедете на чемпионат России?

– Я в Тюмени живу, поэтому дома побегу. Думаю, максимальное количество гонок. Может, одну какую-нибудь пропущу. Сейчас пока осталась потренироваться в Ливиньо, в Италии, на высоте, за неделю спустимся и побежим в первой гонке. Надеюсь, что лучшее самочувствие будет к скиатлону и к коньковой гонке. Еще поборемся!

Получить бонус для ставок за регистрацию
«Сын на телевизоре пальчиком показывает, где мама». Муж Юлии Ступак – о ярком возвращении российской топ-лыжницы после рождения ребенка
«Сын на телевизоре пальчиком показывает, где мама». Муж Юлии Ступак – о ярком возвращении российской топ-лыжницы после рождения ребенка
«Лыжный спорт – это симфония. Пишет тренер, исполняют спортсмены, а моя задача – настроить инструмент». Интервью с врачом сборной России
«Лыжный спорт – это симфония. Пишет тренер, исполняют спортсмены, а моя задача – настроить инструмент». Интервью с врачом сборной России
«Я должен отчитываться за работу других?» Тренер российских биатлонистов – о недоверии Логинова, отставании от лыжников и феномене Большунова
«Я должен отчитываться за работу других?» Тренер российских биатлонистов – о недоверии Логинова, отставании от лыжников и феномене Большунова
Подпишись на Metaratings.ru
Матч центр
15:00
Футбол
Премьер-лига
FK Turan
-:-
Акжайык
FK Turan — Акжайык
15:30
Футбол
ПФЛ
Коканд 1912
-:-
Согдиана
Коканд 1912 — Согдиана
16:00
Футбол
Премьер-лига
Кайрат
-:-
Актобе
Кайрат — Актобе
17:45
Футбол
ПФЛ
Бунёдкор
-:-
Навбахор
Бунёдкор — Навбахор
18:00
Футбол
Премьер-лига
Кайсар
-:-
Астана
Кайсар — Астана
20:00
Футбол
Премьер-лига
Саутгемптон
-:-
Лидс
Саутгемптон — Лидс
20:00
Футбол
Премьер-лига
Манчестер Юнайтед
-:-
Фулхэм
Манчестер Юнайтед — Фулхэм
21:00
Футбол
Премьер-лига
Брайтон
-:-
Манчестер Сити
Брайтон — Манчестер Сити
Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!

Статьи по теме