РУНЕТ ВЫБИРАЕТ
Винлайн
Бетсити
Настоящий букмекер
Марафон
Лучшие коэффициенты
Леон
1хСтавка

«В Афганистане у меня было одно ощущение – страх». Путешествуем по миру с экс-игроком «Анжи» Мухаммадом

Вряд ли у кого-то из российских футболистов за плечами более многогранная и разнообразная карьера, чем у Шарифа Мухаммада. Кажется, что он сумел побывать везде и почувствовать всё.

Шариф пришел в «Анжи» еще до Сулеймана Керимова, успел поиграть с Это’О и другими звёздами, а покинул клуб уже после ухода гигантских денег. Карьеру большинства футболистов это уже сделало бы необычной, но дальше Мухаммад провёл год без клуба, играл в ФНЛ за скромный «Спартак-Нальчик» и полетел открывать мир: за карьеру он успел побывать в клубах Швеции, Кипра, Индии, Индонезии, Мальдив (!) и пытался пробиться в голландский футбол.

Шариф Мухаммад

Это еще не всё: Мухаммад также действующий игрок сборной Афганистана! В большом интервью Metaratings.ru футболист рассказал обо всех этапах своей карьеры. Из нашего тревел-интервью вы узнаете:

  • что чувствовали игроки «Анжи», когда пришли Керимов и звёзды;
  • каким были звезды «Анжи» в жизни;
  • почему ему понравилась Швеция и что не так в Нидерландах;
  • в чём кайф азиатского футбола;
  • реально ли Мальдивы – райские острова, какими их все представляют;
  • как жил индийский футбол в период буйства коронавируса;
  • что им двигало во всех приключениях;
  • насколько страшно было впервые прилететь в Афганистан;
  • как афганский футбол пытается развиваться при всех проблемах в стране.

– Шариф, чем вы сейчас занимаетесь?

– Я в июле с семьёй прилетел из Азии в Россию. Сейчас поддерживаю форму в Медиалиге перед тем, как снова уехать из страны. Не сказать, что я рассчитываю остаться в России на долгий срок, у меня есть несколько вариантов в Азии.

– Уровень в Медиалиге позволяет поддерживать форму, чтобы потом вернуться в профессиональный футбол?

– Всё индивидуально. Но в большинстве команд есть ребята с футбольным прошлым, так что уровень неплохой, заруба за зарубой. Если раньше здесь было больше артистов, то сейчас игроки с неплохим уровнем. Я поиграл в ФНЛ и скажу, что Медиалига ничем не отличается.

– Это заметно, особенно на фоне того, что «Амкал» и 2Drots прошли профессиональные команды в Кубке России.

– О чем я как раз и говорю. Выступление команд само о себе говорит.

– То есть, можно сказать, что уровень Медиалиги ничем не отличается от Первой и Второй лиги?

– Думаю, что да. «Амкал» и 2Drots прошли первые два круга. Мне кажется, что некоторые команды вполне могут побороться. Правда, я мало что могу сказать об уровне Второй лиги, не особо слежу за ней. Больше смотрю на ФНЛ, за «КАМАЗом», где играет мой брат Амир.

2Drots после победы над «Чертаново» (3:0)
2Drots после победы над «Чертаново» (3:0)

– К слову о «КАМАЗе». Челнинцы сейчас даже борются за выход в РПЛ, идут в пятерке лучших в Первой лиге. Почему?

– Недавно общался с Амиром и сказал ему, что не понимаю, почему «КАМАЗ» идет так высоко. Никто не ставил на это, да и не сказать, что у клуба какая-то выдающаяся игра. Мне кажется, что они за счет характера, желания и движения берут своё. Именно эти моменты на первом месте в Первой лиге. И Амир согласился со мной: «Да, за счет этого и вывозим». Кто больше бегает, тот и берет очки. Я зацепил один сезон в ФНЛ, когда играл за «Спартак» из Нальчика. Очень непросто, чисто на классе там не выиграешь.

– Амир может закрепиться в РПЛ?

– Почему бы и нет? Он выдает хороший сезон, забил несколько мячей, играя в обороне. Плюс может играть на нескольких позициях, а это большой плюс. Если Амир не расслабит свои «булочки» и продолжит двигаться в таком темпе, то может и попасть в РПЛ.

– А «КАМАЗ» сможет выйти в РПЛ?

– Тяжело сказать. Я не верю, но каждый сезон в каждом чемпионате бывают такие команды. Я их называю «вспышками»: они взрываются и несутся весь год, а потом гаснут. Вот в Англии был «Лестер» – они выстрелили на сезон, а дальше всё. Снова где-то в середине таблицы бултыхаются.

– Перенесемся на 12 лет назад в «Анжи». В юности на вас возлагали большие надежды. Как вы считаете, что у вас не получилось в карьере? Или вы добились всего, чего хотели?

– Нет, конечно. Не добился всего, чего хотел, были ошибки. Не хочу говорить, какие именно, но их было много. Можно сказать, что сам не дал своему потенциалу раскрыться в полной мере. Если вернуть время назад, то много чего поменял бы. Но, как говорится, всё, что ни делается, то к лучшему. Главное, есть что вспомнить об этом светлом, райском времени.

– Что можете вспомнить об этом времени? Какие самые памятные моменты?

– Вы сами в курсе, что творилось тогда вокруг клуба. Этот ажиотаж, звёздность, разговоры, слухи. Если говорить чисто о футболе, то в «Анжи» я дебютировал на профессиональном уровне: сначала вышел на замену в матче с «Кубанью» в Кубке, а потом в старте против ЦСКА в «Лужниках».

– Как вы отреагировали на появление таких денег в «Анжи»?

– Помню, как играл в Азербайджане за молодежную сборную, и у меня появились хорошие предложения от местных клубов. В это время «Анжи» вышел в РПЛ, а я захотел вернуться домой. Приехал в Махачкалу, прошел просмотр в дубль, отыграл замечательно сезон, после переподписал контракт.

На тот момент я еще не знал, что в «Анжи» придет Сулейман Керимов, хотя какие-то слухи и ходили. Мы находились на сборах в Турции. Сидел в холле, ждал – и тут мне принесли контракт. Я рассчитывал на одну сумму, а там было совершенно иное, гораздо большее предложение. Еще удивился: всё-таки знал бюджет клуба, а тут раз – и такое.

После этого понял, что всё, Керимов взял команду. А затем как по накатанной всё начало меняться. У нас была игра в Грозном в Кубке, перед ней я зашел на «теорию». И в этот момент в зал пришел Роберто Карлос. С того момента все начали осознавать, что строится нечто серьезное и невероятное.

Шариф Мухаммад и Роберто Карлос
Шариф Мухаммад и Роберто Карлос

– Когда вы увидели новый контракт с «Анжи», у вас не сорвало голову? Или у ваших партнеров?

– Это нормальная ситуация: когда молодой футболист в 18-19 лет видит такие деньги, то у него начинает сносить «крышу». Тяжело с этим бороться. Наверное, это одна из моих самых больших ошибок, из-за которых я не смог раскрыться в России.

– Игроки, получив такие деньги, стараются сразу купить машины или дома. Вы помните, как потратили первую зарплату?

– По-моему, я ее отдал папе.

– Каким тогда был Роберто Карлос?

– Он все время ходил с улыбкой на лице, ни разу не считал себя звездой. Конечно, ты понимаешь, что перед тобой стоит Карлос – суперигрок, но он настолько хорошо слился с коллективом... Этим Роберто вызвал у нас еще больше уважения.

Прежде всего он запомнился своим футбольным мастерством, своими передачами и ударами, которые демонстрировал на тренировках. Никуда, правда, вместе не выходили, но вне работы пересекались в разных местах.

– Вслед за Карлосом пришел Самюэль Это’О, причем чуть ли не в расцвете сил.

– Всё в «Анжи» происходило так быстро, что никакого удивления от прихода Это’О не было. Тогда можно было ожидать в клубе просто любого игрока. У нас были невероятные финансы, и после прихода в «Анжи» Это’О стал самым высокооплачиваемым футболистом мира. Плюс на тот момент российский чемпионат был на очень хорошем уровне. Это’О действительно был в расцвете сил и доказал всё на поле.

– Параллельно с игроками в клуб пришли и топ-тренеры. Насколько серьезно Гус Хиддинк относился к проекту «Анжи»?

– Очень серьезно. Хиддинк был очень интересной личностью, все время был на шутках. Мне больше всего в нем нравилось, что он никогда не отделял звёзд от всех остальных. Гус со всеми тепло общался. Никогда мы не находились с краю по сравнению с Это’О и другими.

Помню, как хорошо он относился ко мне и другим молодым игрокам: он нам полностью доверял и не боялся ставить в состав. Хиддинк мог всегда подойти, поговорить, всё объяснить. Уже сколько лет прошло с этих дней, но я всегда вспоминаю их с наслаждением.

– Вы в «Анжи» запомнились всем своей прической. Как в команде на нее реагировали?

– Да, прическа меня выделяла, многие по ней узнали. Моя визитная карточка, хотя порой половину лица из-за волос не было видно. Мне самому нравилось, да и все восхищались: «Какие у тебя шикарные волосы». Помню, как Карлос шутил о ней, говорил, что я из-за причёски не вижу поля. А после того, как в «Анжи» приехал Виллиан, то еще больше загорелся по ней. Будь моя воля, я бы до сих пор так ходил.

Шариф Мухаммад и Бенуа Ангбва
Шариф Мухаммад и Бенуа Ангбва

– Вместе с иностранными звёздами пришли и наши: молодой Кокорин и другие. Они как-то отличались от легионеров?

– Кокорин как пришел, так и ушел: был травмирован, индивидуально тренировался и не сыграл ни одной игры. Из российских звезд мне очень понравился Жирков. На тот момент он уже был мировой звездой и никак не отличался от иностранцев. Я и сейчас с ним бывает переписываюсь. Юрий – очень простой парень, всегда выглядел на поле великолепно. Я думаю, что он и сейчас многим молодым фору даст.

– За счет чего Жирков так хорошо выглядел? Талант или целеустремленность?

– Он очень талантлив. Плюс ему помогло психологическое состояние – Юрий всегда был спокойным, уравновешенным. Это мне в нем очень нравилось: много не разговаривал и делал своё дело очень четко.

– Звёзды «Анжи» как-то понтовались своим богатством? Может, постоянно приезжали на новых машинах на базу?

– Да нет, такого вообще не было. Все прекрасно понимали, кто чего стоит. Поэтому никому не надо было показывать другим свои «богатства».

Юрий Жирков
Юрий Жирков

– С Хиддинком и другими бывшими партнерами сейчас не общаетесь?

– С российскими игроками иногда общаемся, но с иностранными звёздами и тренерами нет.

– «Анжи» играл в Махачкале, но игроки тренировались и жили в Москве и Подмосковье. Не скучали ли вы по дому?

– Ситуацию можно понять, всё-таки таким звёздам легче и удобнее было жить в Москве, а тренироваться – на шикарной базе в Раменском. Скуки по дому особо не было. Мы каждую неделю летали в Махачкалу и там порой оставались еще на день. Разлуки я не заметил.

– Местные болельщики сходили с ума по «Анжи». Было ли у вас ощущение полнейшей всенародной любви?

– Да. У «Анжи» всегда были болельщики, но не в таких количествах. Клуб тогда был у каждого в голове и на языке. Мне даже рассказывали, что на трибунах некоторые зрители не знали, в каких футболках мы играли. Они слышали о клубе, их заманивал бренд «Анжи», поэтому шли на трибуны.

– К сожалению, вскоре курс клуба резко сменился. Что вы ощущали тогда?

– Всё произошло молниеносно. Буквально за две недели игроки начали разбегаться. Был какой-то шок и непонимание, что же творится. Казалось, что «пузырь» лопнул. И у меня тогда появилось много вопросов, но до сих пор нет никаких ответов, почему так случилось.

Сулейман Керимов с дагестанскими игроками «Анжи»
Сулейман Керимов с дагестанскими игроками «Анжи»

– Спустя десять лет, после звёздного периода, «Анжи» больше не существует – летом 2022-го команду расформировали.

– Конечно, неприятно, что вот так всё закончилось с клубом, который представлял Дагестан на мировой арене. Но это футбол, такое случается.

– После «Анжи» вы целый год сидели без клуба. Что думали на тот момент: это «конец карьере» или «новый вызов»?

– Может, это и повлияло на мою карьеру. Были ситуации, когда мне предлагали контракт, а потом что-то шло не так. После я находил причины, но не хочу об этом говорить.

Очень тяжело пропустить целый год. Съедал себя изнутри мыслями: «Всего 25 лет, всё так шикарно начиналось – неужели придется так скоро закончить?»

Но через 1,5 года позвонил Хасанби Биджиеву, который тогда возглавлял Нальчик. Сказал ему, что хочу играть. Биджиев мне ответил, что я пропустил много времени, на что я ему сказал: «Дайте мне неделю, после чего примете решение». Вот так я оказался в «Спартаке» и сыграл полноценный сезон в ФНЛ. После «Анжи» был контраст, конечно, сумасшедший: другие стадионы, самолеты, поезда, пересадки и так далее.

– И вот спустя сезон вы из Нальчика переехали в Швецию. Как это произошло?

– Летом со мной связался итальянский агент и предложил вариант с «Эскильстуной». Мы пообщались по видеоконференции с переводчиком, а после из Швеции выслали контракт и документы для шенгена. Собрал семью и полетел.

– Это был ваш агент?

– Нет, не мой. Перед Нальчиком у меня уже не было агента. Этот итальянец просто вышел на меня с таким предложением, написал мне в соцсетях. Я приехал на второй круг, когда команда начала переформировываться. На тот момент у команды было 7 или 8 очков. До конца сезона оставалось 10 туров, и мы закончили с 22 очками. Заняли предпоследнее место. Команда вылетела из Высшей лиги, но я нет (смеётся). Не наиграл на вылет!

Шариф Мухаммад в Швеции
Шариф Мухаммад в Швеции

– Чем вас удивила Швеция и местный футбол?

– Если спросите моих детей, то они до сих пор с восторгом и ностальгией вспоминают Швецию. Бывает, когда ты переезжаешь в какую-то страну, становится хорошо на душе. Вот так было и со мной тоже: в Швеции приветливейшие люди. К примеру, вот на улице дети возвращаются из школы – швед, темнокожий и азиат – и они идут под руку и свободно общаются друг с другом. Такая атмосфера меня очень затянула. Что же касается футбола, то он немного силовой. Не думаю, что он уступал российскому, были сильные команды, как «Мальмё» или АИК.

– После Швеции был неожиданный перелет в Индонезию, где вы провели три месяца. Как так вышло?

– У меня азиатский паспорт, поэтому мне легче играть в Азии из-за местных правил. Случилась такая же ситуация, как со Швецией: на меня вышел агент, который предложил вариант в Индонезии c клубом ПСМС. Предложили очень заманчивый контракт, так что решился, улетел.

Приехал туда на сборы, после чего подписал контракт. Но буквально перед началом чемпионата у меня произошел конфликт с тренерским штабом, из-за чего пришлось покинуть команду. Не буду говорить, что именно случилось, но в азиатском футболе бывают такие «подводные камни».

– В Индонезии в начале осени произошла трагедия во время игры чемпионата страны. Из-за давки на матче погибли 182 человека и пострадали свыше 300 болельщиков.

– Да, слышал об этом. Знаете, это «нормальная» для них ситуация. В Индонезии люди реально живут футболом, они с ума сходят и отдают себя полностью без остатка команде. Когда я приехал в ПСМС, то у нас на первую тренировку пришло более 5 тысяч зрителей. Для меня это была большая неожиданность.

Матч в Индонезии, закончившийся трагедией
Матч в Индонезии, закончившийся трагедией

– У нас люди по незнанию скептически относятся с таким чемпионатам, как индонезийский. Расскажите, как там на самом деле?

– Здесь ни разу не плохо. Я тоже общался с людьми, которые думают, что в Азии можно с закрытыми глазами играть. Я даже не стараюсь что-то в ответ объяснить, так как понимаю, что они просто многого не знают.

Наоборот, попасть в азиатский футбол не очень просто. К примеру, в большинстве стран есть регламент, который позволяет командам подписывать футболистов лишь из высших дивизионов других чемпионатов. То есть, если человек играет в ФНЛ, то он не сможет просто так переехать в Азию. Особенно в Индонезию, где требования еще жестче.

Да и футбол сам специфический. Можно сказать, что он более индивидуальный и менее тактический. Но из-за этого игры не становятся менее интересными и простыми. Сюда приезжали и приезжают многие профессиональные футболисты, но не могут показать себя. К примеру, в 2017 году в Индонезию приехал Майкл Эссьен. Он отыграл 3-4 матча и всё – дальше просто отбывал номер.

А ведь еще на футбол влияет климат. Приходится в 40-градусную жару играть против местных ребят, адаптированных к такой погоде. Они привыкли и носятся все 90 минут. И таких нюансов множество, нельзя говорить, что в Азии легко.

Инфраструктура же на хорошем уровне. Не сказать, что на высочайшем, но на высоком. По крайней мере, лучше, чем в нальчикском «Спартаке».

– После Индонезии вы полетели на Кипр, а следом – опять в Азию на Мальдивы. Почему сначала выбрали Кипр, который в десятках тысяч километрах от Индонезии?

– У меня было предложение остаться в Азии, просто Кипр казался интересным вариантом. Много знакомых играли, в том числе один партнер из сборной. Они говорили, что Кипр – это прекрасное место для семьи. Уровень футбола довольно неплохой.

– Кипр – маленький остров, где все команды находятся рядом, до соперника можно доехать на автобусе. Сильно чувствуется разница с Россией, Индонезией?

– Да. В день игры, буквально за два часа до её начала, мы выезжали к сопернику, а потом домой. Также важно, что Кипр – курорт, там очень красивые города. С семьей часто выезжали на пляж и в целом отдохнуть.

Никосия, где жил Мухаммад на Кипре
Никосия, где жил Мухаммад на Кипре

– Кипрский футбол выделяется на фоне большинства европейских чемпионатов числом иностранцев. В командах всего по паре киприотов. У вас в «Кармиотиссе» тоже были партнёры со всех уголков мира?

– Я тоже на Кипре на этом акцентировал внимание, киприотов можно было посчитать по пальцам. В командах можно встретить кого угодно, начиная от француза, заканчивая игроком из самых дальних точек мира.

Но это нам абсолютно не мешало. Футбол сближает и вынуждает игроков подстраиваться под любые обстоятельства. Что касается языка, то всегда на первом месте был английский, поэтому особого барьера не было.

Конечно, встречались игроки, которые не знали английского – в частности, бразильцы или африканцы, говорившие на французском. Иногда без переводчиков не обходились. Но со временем они тоже учились, начинали понимать хотя бы базовые футбольные вещи. Всё-таки английский язык не такой сложный.

– Если Кокорин покажет хороший результат в кипрской лиге, будет ли это говорить о том, что он сможет успешно вернуться в Европу? Или чемпионат Кипра – это не показатель?

– Если футболист идет в списках лучших бомбардиров, то это показатель. Естественно, кипрская лига отстает от европейских чемпионатов, но всё равно при хороших результатах можно будет выбить себе контракт в Европе. Но не факт, конечно, что Кокорин вернётся в Серию А – обычно лучшие игроки чемпионата Кипра после переходили, например, в Грецию. Однако всё равно есть много сдерживающих факторов, в том числе и возраст.

– А вы не хотели ли после Кипра закрепиться ещё где-нибудь в Европе, а не возвращаться в Азию?

– На самом деле, после Кипра я ещё успел побывать в Голландии, просто это нигде не указано. Три или четыре месяца тренировался с НЕКом из Неймегена. К сожалению, у меня появились проблемы с задней поверхностью бедра, из-за чего этот вариант не сросся. И вот уже из Голландии я полетел на Мальдивы.

– Мальдивский футбол – это даже звучит необычно. Что это вообще такое? В России все думают, что Мальдивы – это суперкурорт, куда надо лететь отдыхать.

– Когда мне позвонили, то у меня были аналогичные мысли. Все стремятся полететь отдохнуть на Мальдивы, думают, что это райский уголок. И я, естественно, вообще ничего не знал о местном футболе и не представлял, что меня ждёт. Я прилетел, подписал контракт, а после меня уже, скажем так, затянуло.

Чемпионат Мальдив очень своеобразный. Здесь есть 10 команд, но выделяется одна – «Мазия». Туда я и приехал. «Мазия» постоянно становится чемпионом, играет в Лиге чемпионов АФК. Это частный клуб, где играют все местные сборники.

Мне очень понравилось, и сейчас больше всего я скучаю именно по Мальдивам. Семья со мной рядом была, домик у океана, кокосы рядом, белый песок… Сочетание полезного и приятного. Люди отдают баснословные деньги, чтобы просто здесь оказаться, а я здесь жил с родными, так еще и зарабатывал. Это настоящий кайф.

Мне, кстати, тогда очень много знакомых звонили. Спрашивали, как туда попасть. Говорили: «Мы просто ходим приехать отдохнуть, а ты там работаешь и играешь». Давал ли советы? Нет, зачем мне была лишняя конкуренция (смеётся)? Тем более в райском уголке.

Мухаммад на Мальдивах
Мухаммад на Мальдивах

– Этот «райский уголок» действительно «райский»?

– На все 200%. Мальдивы состоят из 400 островов, и каждый красивее другого. Можно хоть часами об этом говорить, но слова всего не передадут. Такое надо видеть.

– Можно ли уровень чемпионата Мальдив хоть как-то сравнить с низшими российскими лигами?

– Их очень тяжело сопоставить, потому что это совершенно разные стили футбола. Там чисто азиатский, как я ранее сказал. Но уровень хороший. С «Мазией» мы попали в Лигу чемпионов, где прошли несколько команд. К примеру, были сильнее чемпиона Индии. Могли бы и дальше так выступать, но, к сожалению, все планы сбил коронавирус. Всё остановилось.

– В Индию вы поехали так же, как и в другие страны, вам позвонили и предложили перейти в клуб?

– Здесь была несколько иная ситуация: в «Гокулам» меня позвал тренер Винченце Аннезе. Он мне лично позвонил, хотя я его не знал. Винченце сказал, что мы будем бороться за чемпионство, предложил хорошие условия и так далее. Мне понравилось, я поехал и подписал контракт.

В «Гокуламе» отыграл два сезона. В первом мы стали чемпионами, после чего мне и Аннезе предложили новые соглашения. Вместе их подписали, а затем вновь выиграли I-League. После успешного первого сезона вышли в Кубок АФК, это азиатский аналог Лиги Европы, но, увы, стали лишь третьими в группе.

– I-League – это же не высшая лига страны?

– В Индии есть две лиги – I-League и Суперлига. Они обе, можно сказать, высшие. Просто Суперлига отделена, независима от I-League. Суперлига – это очень короткий частный турнир, который идет всего лишь 3-4 месяца – стартует в октябре, а завершается в феврале-марте. Именно здесь, к примеру, тренировал Каннаваро.

– У вас сейчас есть предложения вернуться в Индию?

– Есть, и не одно. Всё-таки я два года играл в Индии и оба раза стал чемпионом. Правда, у меня пока разные мысли в голове, хотелось бы и локацию сменить. Да и обстановка, сами понимаете, напряженная. Не хотелось бы об этом говорить.

– Во всем мире есть стереотип, что индийцы обожают крикет и совсем ничего не знают о футболе. Так ли это?

– Крикет у них в стране на первом месте, они молятся на него. Но за последние годы все больше денег приходит в футбол. После инвестиций он становится более популярным, хотя раньше все только смотрели крикет. Но все равно, мне кажется, что и целого столетия не хватит, чтобы в стране эти виды спорта сравнялись.

Шариф Мухаммад в Индии
Шариф Мухаммад в Индии

– Но, несмотря на инвестиции в футбол, сборная Индии даже первые раунды квалификаций на ЧМ и Кубок Азии с трудом проходит.

– Да, конечно. Для этого нужно много времени. И не факт, что в конце концов Индия поднимется на такой уровень.

– А что вас удивило в индийском футболе?

– Я азиатский футбол воспринимаю как единое целое. После Индонезии и Мальдив меня практически ничего не удивило в Индии – очень многое похоже. Хотя, конечно, есть разница в финансах и в уровне, индийский чемпионат гораздо сильнее мальдивского.

Но на Мальдивах, конечно же, намного приятнее находиться (смеётся). Ещё у меня в Индии были трудности с едой. В первое время у меня был просто разнос желудка! Но потом привык.

– Всё больше говорят о том, что России следует перейти в Азиатскую конфедерацию. Как будут выглядеть российский футбол в АФК?

– Не могу сказать, что сборная России будет доминировать. Во-первых, есть сильные сборные, как Иран, Катар, Япония, Корея и Австралия. Думаю, что они подтвердят свой уровень и на чемпионате мира.

Что же касается клубов, то и в Азии они очень хороши. Очень высокий уровень у чемпионатов Японии и Катара, есть пара хороших команд в Саудовской Аравии. Конечно, на их фоне какой-нибудь российский гранд, например, «Зенит», сможет показать достойный футбол, но не факт.

Во-вторых, нашим командам и сборным нужно будет привыкать к особенностям местного футбола. Как я уже сказал, азиатский отличается от других. На российских игроков могут сильно повлиять длительные перелеты и климат. И это самое проблематичное, с чем они могут столкнуться. Наши футболисты в Азии «сгорят», а азиаты в России «замерзнут» (смеётся).

– В Керале, где вы играли, по статистике проживают 50% индуистов и 37% мусульман. Чувствовалось ли какое-то напряжение из-за этого?

– Я не знаю, что говорит статистика, но лично мне показалось, что там практически одни мусульмане. Я сталкивался только с ними. И у меня сложилось ощущение, что все живут в мире и спокойствии. За что им воевать-то?

Однако здесь есть еще один момент: из-за коронавируса оба сезона прошли в «пузыре». Все команды приехали в Калькутту, нам выделили 4 отеля, в каждом жили по две команды. Чемпионат проходил на 4-5 стадионах.

Как вы знаете, «корона» в Индии была на немного другом уровне, чем в России. Из-за пандемии даже в «пузыре» чемпионат прерывался на 2 месяца, так как были вспышки. Можно сказать, что за эти два года я в Керале практически не был.

– Не боялись заболеть коронавирусом в Индии?

– Я уже три раза переболел, так что нет. Иммунитет закалился.

Шариф Мухаммад в Индии
Шариф Мухаммад в Индии

– Индия – это многокультурная страна с огромным количеством языков, религий и национальностей. На этом фоне насколько она похожа на Кавказ и Россию?

– Мне кажется, что совершенно не похожа. Индия состоит из большого числа частей, и люди везде разные. Например, в Керале одних жители, а в Бенгалии – другие. В Манипуре вообще живут люди, похожие на тайцев и индонезийцев, у них даже языки похожие.

– Застали все красочные индийские традиции и праздники?

– Праздники были, да. Там в стране их очень много, просто невозможно пересчитать. Можно сказать, что они каждую неделю что-то отмечали. Иногда казалось, что специально сами себе выходные придумывали. Любят люди пожить. Я сам в праздниках не участвовал, все-таки у них своя религия, а я мусульманин, но пытался поддерживать атмосферу. Иногда подплясывал (смеётся). Кажется, что в Индии в любой ситуации где-то на первом плане включается музыка.

– Вы побывали, грубо говоря, везде. Чем иностранцы похожи на жителей России, а чем отличаются?

– Трудный вопрос. Я уже сказал, что в Швеции живут приветливые люди. Они простые, с улыбками на лице, им всё легко. А вот в Голландии у меня сложилось ощущение, что там вообще нет людей. Мы выходили гулять с семьей и порой за пару километров вообще никого не встречали.

Для меня Европа – это большая деревня, в которой нечего делать. Лично мне там очень скучно. Всё-таки я вырос в Дагестане, где везде эмоции. Да и вообще в России всё по-другому, всё бурлит и кипит. А в Европе всё спокойно, умиротворенно. Не моё это.

В Азии всё совсем иначе, она мне намного ближе. Там самый настоящий «пожар», люди эмоциональные, носятся. Но это лично мои ощущения, у других людей они могут быть иными.

Шариф Мухаммад в НЕКе
Шариф Мухаммад в голландском НЕКе

– Пытались во всех этих странах изучить культуру и местные языки?

– Я знаю английский, и во всех странах говорил на нём. Если бы я начал везде изучать языки, то точно сломался бы и дым из ушей пошёл. В Азии же практически все на английском общаются, поэтому было несложно.

– Были ли какие-то необычные традиции в азиатских футбольных клубах?

– Вот в Азии с этим ни разу не сталкивался. В России есть такие традиции, например, когда новички проставляются в командах. В Азии такого не замечал.

– Как в азиатском футболе относятся к легионерам? На вас смотрели с уважением или с отношением «какой-то иностранец приехал и занимает наши места»?

– Нет, наоборот. Я бы даже сказал, что ко мне относились с восхищением. Но, естественно, все это нужно подкреплять еще и на поле. Когда футболисты видели, что иностранец сильнее их, то они с еще большем уважением начинали относиться. Но в Азии бывают и очень спорные моменты с легионерами. Здесь большое влияние агентов, которые «мешками» завозят игроков.

К примеру, агент сделал видео о футболисте. Смотришь такие ролики, кажется, что игрок по уровню близок к Месси. А потом, когда он приезжает в команду, то по мячу попасть не может. На этом азиаты очень много обжигаются, поэтому в последние годы они и сделали много изменений в регламентах, стали пристальнее относиться к отбору игроков.

– Экс-чемпион UFC Даниэль Кормье сказал в интервью Metaratings.ru , что в Дагестане только Путин популярнее Хабиба. Когда вы говорили иностранцам, что вы из Дагестана, у вас спрашивали про Нурмагомедова?

– Да, практически каждый второй или первый. Если я говорил, что я из России, то все начали спрашивать о Путине, а если из Дагестана, то все говорили о Хабибе. Они даже не спрашивали о нем, а скорее восхищались. Сам лично с Хабибом вроде бы один раз пересекался, точно не помню. Просто в последние годы в Дагестане не так часто был, поэтому не доводилось часто видеться. А так я слышал от своих друзей, что они по утрам с Хабибом выходили и в футбол играли.

– Есть стереотип, что азиаты помешаны на ставках, и в Азии много договорных матчей. Вы с этим сталкивались?

– Нет, я честно с таким не сталкивался и старался обходить всё это стороной. Слышал от знакомых, что есть такие моменты, но в основном они связаны не с командами, а с отдельными игроками. Увы, Азия славится такими конторскими моментами, но для меня это очень мерзко. Жизнь – это бумеранг. Если ты хотя бы раз подписался на договорняк, то всё обязательно вернётся с негативом.

– О чем вы больше всего скучали в ваших путешествиях?

– Порой я очень скучал по еде, по нашим продуктам. Особенно в последние два года, которые провел без семьи. Когда мы созванивались, я говорил: «Я так хочу просто от души покушать». А в Индии еще и коровы священные животные... Конечно, можно было достать говядину, но всё равно это не то было. Ещё чуть-чуть – и кукарекать бы начал, вся кухня словно стоит из одной курицы.

– Оставшись в России, вы бы заработали столько же, сколько за границей?

– Это зависит от того, где бы я играл в России. Но в Азии я точно заработал больше, чем если бы остался где-нибудь в Нальчике.

Граффити с Шарифом Мухаммадом в Кабуле
Граффити с Шарифом Мухаммадом в Кабуле

– Что вами двигало? Один год на одном концу света, другой – на совершенно ином.

– Многие говорят, что в этом ничего особенного. Но лично я считаю, что у меня получилась незаурядная карьера. Плюс я везде жил со своей семьей: жена и дети тоже путешествовали и получали удовольствие. Честно говоря, я бы еще попутешествовал.

– Представляли себе лет 10 назад, что будете играть на Мальдивах, Кипре, в Индонезии, Швеции, Индии, Голландии?

– Вообще не было таких мыслей в голове! Я думал, что свяжу свою жизнь с российским футболом, и даже не представлял, что такое может произойти. Но жизнь непредсказуема.

– Вы еще и футболист сборной Афганистана. Ранее вы говорили, что к вам обращались еще во времена «Анжи». Почему тогда не выбрали афганскую сборную?

– Потому что на тот момент не видел смысла. Во-первых, если бы я выбрал Афганистан, то автоматически стал бы легионером в «Анжи». Во-вторых, сборная была не на том уровне, чтобы туда ехать. Тогда, можно сказать, команда лишь «создавалась», она была относительно молодая. Да и страна проходила через многое...

И особо интереса тогда не было, хотя звонили очень часто. В основном из Афганистана общались через папу, ведь я не знал ни языка, ни многого о стране. Но отцу я говорил: «Что мне делать в сборной Афганистана? Я сижу в шоколаде, зачем мне туда лететь?».

Но в 2016-м мне позвонил тренер (Ануш Дастгир – прим. Metaratings.ru), который тоже пришел в сборную Афганистана, я с ним был знаком. Он вообще всё поменял в команде, поменял отношение руководства к футболу: Ануш всё подстроил под себя и начал искать футболистов с афганскими корнями по всему миру. При нем Афганистан собрал новую команду, и она вышла на иной уровень. Он позвонил, я заинтересовался и полетел.

– Как семья отреагировала на ваш выбор?

– Нормально. Всё-таки мы домашние матчи проводили в Дубаи, Турции или Таджикистане. Так что боязни не было.

Шариф Мухаммад в сборной Афганистана
Шариф Мухаммад в сборной Афганистана

– Ощущение, будто сборная Афганистана – это команда беженцев, которая играет в Турции, Таджикистане, ОАЭ.

– Это не совсем правильная формулировка. Думаю, что сборная проводила бы свои матчи в Афганистане, если бы страна не находилась в черном списке ФИФА из-за нынешней небезопасной ситуации. Вот и приходится играть за рубежом.

– Какие у вас были ощущения от первого посещения Афганистана?

– Один раз мы провели товарищеский матч с Палестиной. Сыграли, можно сказать, для народа, так как это была их единственная радость в стране. У меня было лишь одно ощущение на тот момент – страх. Страх за всех вместе, не только за собственную жизнь. Боялся больше не увидеть свою семью.

– Ваши стереотипы об Афганистане оправдались, когда в первый раз приехали?

– Естественно, стереотипы были: все видим новости. Когда я в первый раз прилетел в страну, то где-то в 4 километрах от гостиницы прогремел взрыв. В тот момент я уже билеты в обратную сторону начал искать.

– На данный момент в сборной Афганистана есть люди, которые по уровню могли бы закрепиться в российских лигах?

– За последние два года сборная очень сильно выросла, есть футболисты, которые реально могут играть на большом уровне. Они уже играют: в Северной Америке, в чемпионате Австралии, во второй немецкой Бундеслиге. А это уже неплохой показатель.

– К вашему брату Амиру тоже обращались из Афганистана?

– Да, но он решил не ехать, он стал бы легионером. А в ФНЛ с иностранцами все сложно. По-моему, в Первой лиге только у 3-4 команд есть игроки из других стран.

– Приход к власти талибов (движение Талибан признано в России террористическим и запрещено) как-то повлиял на сборную или на ваших знакомых?

– Честно, не хочу даже поднимать эту тему. Меня очень много спрашивали об этом, тогда я в Индии был. Я всё-таки футболист, а не политик. Скажу так: на сборную и футболистов приход талибов никак не повлиял, так как мы все живем и играем не в Афганистане. Что же касается местных жителей… То все мы читаем новости. С талибами лично мы, футболисты, никак не сталкивались. Перед матчами Афганистана мы прилетали на сборы, которые, как и игры, тоже проводим за рубежом.

– Нет ли у вас боли в душе от того, что творится в последние годы с двумя вашими родными странами – Россией и Афганистаном?

– Естественно! Говорили об этом неоднократно: у меня два гражданства, России и Афганистана, а тут такое творится. Хочется, чтобы все поскорее закончилось, и люди уже начали жить в мире.

– А чего не хватает, чтобы все жили в мире?

– Нужно, чтобы каждый занимался своим делом и не лез туда, куда не надо.

Тест0 вопросов0 минут
Вспомните, откуда Месси и где проигрывал Спартак? Квиз: как хорошо вы знаете футбольную географию?
Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!

Девушки в спорте

Содержание
К началу
1.«Я поиграл в ФНЛ и скажу, что Медиалига ничем не отличается»2.«В «Анжи» мне принесли контракт. Я рассчитывал на одну сумму, а там было совершенно иное»3.«Всё в «Анжи» происходило так быстро, что никакого удивления от прихода Это’О не было»4.«На трибунах некоторые зрители даже не знали, в каких футболках мы играли»5.«Курс сменился молниеносно. Казалось, что «пузырь» лопнул»6.«Мои дети до сих пор с восторгом и ностальгией вспоминают Швецию»7.«В большинстве стран Азии можно подписывать игроков только из высших дивизионов – из ФНЛ в Индонезию просто так не переехать»8.«Не факт, что Кокорин вернётся в Серию А – обычно лучшие игроки чемпионата Кипра переходили в Грецию»9.«Люди отдают баснословные деньги, чтобы приехать на Мальдивы, а я там жил с родными и ещё зарабатывал»10.«Не могу сказать, что сборная России в Азии будет доминировать»11.«Кажется, что в Индии в любой ситуации где-то на первом плане включается музыка»12.«Когда я говорил, что из России, меня спрашивали о Путине, когда говорил, что из Дагестана – восхищались Хабибом»13.«Ещё чуть-чуть – и я в Индии кукарекать бы начал, вся кухня словно стоит из одной курицы»14.«Когда я в первый раз прилетел в Афганистан, где-то в 4 километрах от гостиницы прогремел взрыв»15.«На сборную и футболистов приход талибов к власти никак не повлиял»
РУНЕТ ВЫБИРАЕТ
Бетсити
Настоящий букмекер
Марафон
Лучшие коэффициенты