Рунет выбирает
Первый букмекер
Выбор редакции

Сергей Шубенков: пока Юрченко больше говорит, чем делает

Звезда легкой атлетики, один из лучших спринтеров в беге с барьером , многократный победитель и призер чемпионатов мира и Европы, Сергей Шубенков в эксклюзивном интервью Metaratings.ru рассказал о своем отношении к ситуации с выплатой долга ВФЛА в адрес Международной ассоциации легкоатлетических федераций, вариантах действий атлетов и текущей форме.

– Сергей, судя по последним новостям, которые мы слышим о ситуации в легкой атлетике в России, складывается впечатление, что все плохо.

– Да уж...

– Не обсуждалась ли ситуация с министром спорта Матыцыным или с президентом Олимпиского комитета России Поздняковым?

– Разговаривали с Матыциным ещё две недели назад. Деньги может и есть, но платить просто так их никто не хочет. Надо сделать так, чтобы нам дали гарантии допуска к соревнованиям и восстановления ВФЛА. Речь идёт о приличных деньгах. Никто ничего не говорит, и приходится беспокоиться. Пока да, мы без спорта.

Но ничего, что-нибудь кому-нибудь напишем, в Монако съездим (смеётся). Правда не знаю, что сейчас можно сделать.

– Вы написали письмо президенту. Как с ним обстоят дела? Оно дошло?

– Официально нам ответили, что переслали вопрос в Министерство спорта. Какое-то движение есть, но ничего конкретного. Больше всего напрягает, что все молчали до середины июня. И те, и те приводят резонные доводы.

– Ну не гражданство же вам менять, в самом деле!

– Да, нет. И это не так просто, как кажется.

– Каково ваше отношение к Юрченко?

– Я никак к нему не отношусь. Пока что человек больше говорит, чем делает. В марте он охотно говорил, что поможет, но результата пока никакого.

– Всем надоело?

– Ну как. Мы привлекаем внимание к проблеме. Все про все в курсе, скажем так. Все что-то делают, все пытаются какие-то шаги предпринять, но они какие-то такие… Короче, никто не знает, что делать. Плана четкого нет как такового нет ни у кого.

– У меня ощущение, что становится все только хуже и хуже. Так ли это?

– Самый большой косяк был с Лысенко. А так в марте все говорили, что вот прогресс, вот все хорошо, вот вам штраф будет оплачен.

– Ты в марте в это верил?

– Ну конечно! И в смысле верил – не верил. Человек пришел конкретно. Но пока никаких вещей конкретных не сделал.

– А не было такого, мол, ребят, мы вам зарплату платим, вот и сидите не выпендривайтесь?

– Нет, нам такого не говорили. Понимаешь, к нам отношение нормальное.

– Но сейчас же вы уже конфликтуете открыто…

– Да почему конфликтуете то? Я просто называю вещи своими именами. Это, во-первых. Человек обещал сделать – человек не сделал. Потом, например, мы пять лет слышим одно и тоже. Сегодня ситуация меняется? Ситуация не меняется. Какие-то есть дальнейшие планы для ее изменения, мы тоже понять не можем. Так что где какие-то конфликты?

View this post on Instagram

Последние интервью руководства ВФЛА, появившиеся в СМИ, вызывают у нас крайнюю обеспокоенность. За три недели до дедлайна, который установила World Athletics, создается ощущение, что российские легкоатлеты снова пропустят не только предстоящий летний международный сезон, но и Олимпийские игры в Токио. Мы просим нынешнее руководство федерации в разумные сроки открыто озвучить реальное положение дел по обеспечению возможности спортсменов выступать на международной арене и четкий план по выходу из кризиса. Невыполнение взятых ВФЛА на себя обязательств приведёт к окончательному исключению российских легкоатлетов из международной федерации и, соотвественно, лишит их даже малейших шансов выступить на ближайших Олимпийских играх. Мы не хотим снова рисковать своими карьерами, поэтому рассчитываем, что ВФЛА найдёт выход, и нам не придётся обращаться напрямую в вышестоящие инстанции за помощью в решении данного вопроса. Сергей Шубенков, Анжелика Сидорова и Мария Ласицкене @iamzykova.ph - царские фотки соревнований 😘

A post shared by Sergey Shubenkov (@sergey.shubenkov) on

– А почему просто так? Фактически, это плата за допуск к большим соревнованиям?

– Это штраф, и ты платишь за то, что уже сделал. Но когда люди, у которых такие деньги есть, и они могли бы за федерацию заплатить, они хотят понять, а что дальше. Вот они заплатили и что?

– А не говорят, что дальше?

– А никто ничего не говорит. Штраф – это то, что мы должны как бы уже. А то, что дальше, никто ничего не гарантирует. Это противоречие, которое не выгодно никому и хочется его преодолеть. А как его преодолеть? Ну наверное надо что-то делать. А что было сделано? А мы не знаем, что было сделано, потому что нам не говорят, что было сделано.

– А вы задаете вопросы и почему вам не говорят?

– Задаем вопросы. Мы письмо написали Юрченко, но нам даже секретарь не ответил. Вот с Матыциным мы по телефону общаемся. И вполне себе конструктивно. Он хотя бы нам по телефону говорит примерно тоже самое, что он потом в пресс-релизе дает. Поэтому здесь сплошной конструктив. Он объясняет свою позицию тем, что он не понимает, почему от уплаты штрафа должен зависеть допуск независимых спортсменов на соревнования. И он прав.

– Это понятно, потому что об этом договаривался Шляхтин…

– Речь о том, что Международная федерация придумала механизмы, как мы дистанцируемся от нашей косяковой Федерации, чтобы нам участвовать в соревнованиях и к этому не иметь отношения. А тут в итоге Федерация не платит, а к соревнованиям не допускают нас. Какие мы тогда независимые? Давайте мы тогда будем называться вполне себе российские атлеты. А то мы дистанцируемся, дистанцируемся, дистанцируемся, нам никакой символики, флагов, ничего нельзя, а как ВФЛА не платит, так мы опять крайние. К нам-то какие вопросы есть? Почему мы без допуска. Контроль мы проходим, допинг-офицеры приезжают регулярно. Какие к нам вопросы? К нам никаких вопросов. Ваша Федерация не платит, а мы что сделаем, чтобы Федерация платила? Денег пойдем найдем 5 миллионов? И доводы понятны, что карантин объявили и Федерация тоже закрылась одной из первых. И одной из последних будет открываться потом. И денег там как не было, так их и нет. И надо их где-то искать.

– Мне кажется, что это его обязанность – отчитываться.

– Ну не то, чтобы отчитываться, но хотя бы дайте пресс-релиз, что была проделана работа, определенные договоренности с определенными людьми были достигнуты, но пока мы на таком уровне. Ну какая-то инфа должна быть. А мы просто в вакууме. Мы пишем письма, а нам на письма ноль ответа.

– Может Матыцин что-то говорит – что дальше?

– Не знаю, они что-то там через Олимпийский комитет говорили, обращение написали.

– В МОК?

– Да, может быть сейчас Бах как-то на это внимание обратит.

– Ты тренируешься?

– Да. Я очень хорошо готов.

– Морально не тяжело?

– И да, и нет. В принципе похожие ситуации уже были, так что это пройденный этап. Дальше проще.

– То есть результаты у тебя не упадут?

– Смотря какой результат. Я сейчас готов, но драть всех в одну калитку не готов. А вот достойно выглядеть на уровне Лиги могу себе позволить.

– С Машей и Анжеликой на связи? У вас все хорошо? 

– Да, насколько это возможно.

– Я имею ввиду отношения.

– А, ну это конечно, да, нормальные конечно.

– А какой ближайший турнир?

– У меня 11 августа в Венгрии планируется.

– И ты сейчас к нему готовишься?

– Да

Рейтинг: 0