Рунет выбирает

«Меня ждал «Ростов», но в последней игре перед отъездом сломал палец». История русско-таджикского вундеркинда Рустама Ятимова

«Меня ждал «Ростов», но в последней игре перед отъездом сломал палец». История русско-таджикского вундеркинда Рустама Ятимова

В 16 лет главный тренер «Волги» Андрей Талалаев призвал его в основу, но после банкротства клуба вратарь едва не завершил карьеру. В 19 лет он впервые сыграл за сборную Таджикистана, а в 21 на него обратил внимание «Ростов». Metaratings.ru поговорил с русско-таджикским вратарём «Истиклола» Рустамом Ятимовым и узнал о ближайших планах голкипера-вундеркинда.

О несостоявшемся переходе в «Ростов» и таджикских игроках в РПЛ

- В апреле Metaratings.ru стало известно о вашем несостоявшемся переходе в «Ростов». Расскажите, как всё было на самом деле.

- Были переговоры, и всё это вылилось в итоговое приглашение о просмотре в «Ростове». Это была поздняя осень, конец ноября, тогда в РПЛ уже готовились уйти на перерыв, а у нас заканчивался чемпионат. Мы стали чемпионами, и у нас осталась одна игра в финале Кубка Таджикистана. Мы играли с «Регар-ТадАЗ», и в одном из эпизодов нападающий соперника пробил по воротам. Я отбил мяч, но чувствую, что с пальцем что-то не то. Поначалу не придал этому никакого значения. Но вечером палец начал менять окрас на тёмно-синий. Я поехал в больницу, мне сделали рентген, и стало понятно, что проблема серьёзная, палец был сломан. Пришлось надолго загипсовать.

- Можно ли было перетерпеть боль ради поездки в один из топ-клубов РПЛ?

- Наверное, можно. Но я смотрю на это под другим углом. Если упорно, честно работать и доказывать, то через некоторое время что-нибудь опять подвернётся. Думаю, если карьера продолжит развиваться, то новый вариант с клубом РПЛ ещё обязательно возникнет. Может быть, даже с «Ростовом».

- Срыв просмотра в «Ростове» вы, видимо, переживали несильно.

- Да нет, никакой катастрофы. У меня действующий контракт с «Истиклолом». Он истекает в конце этого года, но сейчас я полностью погружён в решение задач своей нынешней команды. Повторюсь, если я буду продолжать играть хорошо, просмотры в российских клубах придут.

- В каких европейских клубах мечтаете оказаться?

- Я смотрю в сторону Англии, считаю, что это однозначно сильнейший чемпионат в мире. Готов поехать даже в клуб-аутсайдер АПЛ, в «Норвич», без вопросов.

- В РПЛ всё больше внимания завоёвывают молодые таланты Таджикистана. В марте просмотр в «Спартаке» проходил Ислом Зоиров. Как у него дела?

- Честно говоря, не могу похвастаться знакомством с ним. У нас в Таджикистане эта тема обсуждалась, мы все искренне радовались за Ислома, но подписал ли он контракт с «красно-белыми», честно говоря, не в курсе.

- Но вы наверняка знаете про Шахрома Самиева, который успешно прошёл просмотр в «Рубине».

- Да, мы с ним общаемся, и он подписал контракт. Там большую работу сделал его агент, договорился с «Рубином» о просмотре, и Шахром отлично себя показал. Он провёл пару матчей в дубле, получил хорошие отзывы, после чего стал привлекаться Слуцким к основе. Я думаю, он мог и дебютировать в РПЛ, если бы не эта пандемия.

- Обратил внимание, что вы дружите с Дмитрием Барковым – с недавних пор «русским Ван Перси» (отсыл на красивый гол в ворота «Томи»). Как он воспринимает ситуацию с «Химками»?

- Мы с ним познакомились в «Истиклоле», он играл за нашу команду в 2017 году. Мы до сих пор продолжаем общаться, переписываемся, поздравляем друг друга с праздниками. Тут важно даже не то, где окажутся «Химки», а то, что футболисты успели показать себя. Даже если руководство решит опустить «Химки» в низшие лиги, футболисты без дела не останутся. Им уже предлагают хорошие контракты в серьёзных клубах. Они будут при деле, и Дима в том числе.

- Многие вратари с постсоветского пространства считают своим примером Игоря Акинфеева. Он и ваш кумир?

- Нет, совсем нет. Мне гораздо больше нравятся Гильерме и Георгий Лория. Знаю, что в конце прошлого года Гильерме допустил несколько ошибок, но это не так важно, тем более, что в этом году он собрался. Мне нравится, как он и Лория ведут себя в воротах, это активные вратари, полностью принимающие участие в игре. Они здорово играют на выходах, быстро вводят мяч в игру, при необходимости готовы выступить в качестве дополнительного полевого.

О ситуации в Таджикистане, тренировках с Талалаевым и попадании в сборную в 19 лет

- Многие россияне мечтали в апреле попасть в Таджикистан – у вас и в Туркменистане официально не было заражённых. Теперь остался один Туркменистан. Как вы держались так долго?

- Наше правительство делало всё возможное, чтобы уберечь нашу страну от заразы. Но каким-то образом инфекция всё же проникла к нам, и сейчас у нас больше трёх тысяч заболевших, чемпионат прерван на неопределённый срок. И когда наладится обычная жизнь, никто не понимает. Стараюсь ни в коем случае не контактировать с незнакомцами и принуждаю к этому друзей и близких.

- Чем занимаются ваши родители? Кто из них привёл вас в футбол?

- У них своё дело, они занимаются розничными и оптовыми продажами. Никто из них меня не приводил в футбол, всё получилось случайно. В первом или втором классе в нашу нижегородскую школу пришёл тренер и начал набирать ребят в свою команду. Я изъявил желание попробовать, оказался в его команде и с футболом больше не расставался.

- Задатки вратаря сборной Таджикистана обнаружились сразу?

- Нет, совсем нет! Сначала я играл в нападении, голы забивал, дурачился. Потом в полузащите выступал и только лет в 11 я решил попробовать себя в воротах. С тех пор карьера начала развиваться стремительно…

- …настолько стремительно, что возглавлявший «Волгу» Андрей Талалаев перевёл вас в главную команду, когда вам было 16 лет!

- В той «Волге» возник момент, когда была острая нехватка людей. Когда «Волга» вылетела из Премьер-Лиги, у нас были Артур Нигматуллин, Миша Комаров и Сергей Парейко. Парейко ушёл и возникла необходимость в ещё одном вратаре. «Волга» меня очень сильно подтянула, поэтому большое спасибо всему тренерскому штабу за шанс. Недолго, но удалось поработать вместе с Денисом Колодиным, Марчином Ковальчиком, Александром Шулениным, Романом Концедаловым и Петром Польчаком. Я тогда был совсем юн, и они порой прикалывались надо мной. Но мы все понимали, что всё это – не более чем приколы. Я воспринимал нормально.

- Кого бы вы отдельно выделили в той «Волге»?

- Александра Сергеевича Гутеева, тренера вратарей. Он играл за «Торпедо», ЦСКА, обладает огромным опытом. Хочу сказать ему большое ему спасибо за то, что поверил в меня. У нас в Новгороде не было сильной школы, и он взялся за меня и очень сильно подтянул.

- В той «Волге» многим игрокам около года не платили зарплату, и обстановка была накалённой. Вы как-то ощутили это на себе?

- Ребят понять можно, у них семьи, дети, которых нужно кормить. Но я тогда был в таком возрасте, что, даже если бы мне ничего не платили, я бы сильно не расстроился. Я ловил момент, играя и тренируясь с такими футболистами, как Колодин, Концедалов и другими. Плюс я играл дома, в родной Нижнем Новгороде, у меня рядом были родители. На денежные вопросы мне было «по барабану».

Смерть «Волги», ужасы второй лиги, забвение

- «Волга» умерла летом 2016 года. Вместо неё образовался «Олимпиец», вас туда не звали?

- Там была задача выйти в ФНЛ и брали готовых опытных игроков высокого уровня. Тогда я этому уровню не соответствовал. Вместо «Олимпийца» поехал в «Динамо» Киров, это аутсайдер второй лиги. Мог там остаться, но там были просто отвратительные условия. Неделю потренировался и понял, что нужно бежать. Вообще я ехал за игровой практикой, меня интересовал только футбол. Но настолько всё было плохо, что они умудрились выбить из меня все футбольные мысли.

- Как на вас, 18-летнего нижегородского пацана, вдруг вышел лучший клуб Таджистана?

- В «Волге» тогда со мной играл Искандар Джалилов. Как-то раз он позвонил мне, сказал, что есть возможность попробовать себя в Таджикистане. Он знал, что у меня папа из этой страны, и это тоже сыграло вескую роль. Я подумал два дня, сначала сомневался: Таджикистан, другая страна, для россиянина настоящая экзотика. Но потом увидел, что «Истиклол» борется за высшие места, увидел, что сборная Таджикистана конкурентноспособна. Плюс тренером был сам Мухсин Мухамадиев.

- Почему тогда не получилось в «Истиклоле» с первого раза?

- Я сыграл в двух контрольных матчах, меня отмечали тренеры и… всё. У меня возникли проблемы с документами, и меня не заявили. Я не мог играть даже за дубль. До этого я подписал контракт на 4 года и мог только тренироваться. Через полгода я попросил, чтобы меня отпустили. Мне обещали помочь со второй лигой, я много скитался, искал хоть какое-то место, но мне так и не помогли. Почти год играл по любителям, в «дыр-дыр». В тот момент была реальная угроза окончания карьеры из-за бюрократических проблем.

- То был 2018 год. А уже в 2019-м вы вдруг попали в сборную Таджикистана.

- Про меня вспомнили в «Истиклоле», позвонили. Мы связались, проблем с документами больше не было. Сначала меня держали в запасе, но потом пришёл тренер Хаким Фузайлов, начал мне доверять. Меня позвали в молодёжную сборную Таджикистана, с которой я выиграл турнир в Катаре и затем на меня обратили внимание в главной команде.

«Надеюсь, болельщики увидят меня на ЧМ-2022»

- Ваша карьера стала развиваться крайне стремительно. А что случилось с другими молодыми игроками «Волги», которые после банкротства клуба остались на произвол судьбы?

- Были ровесники, которые привлекались к основе вместе со мной. Они начали набираться опыты, развиваться, и бах – клуб банкротится. Хорошо помню Артёма Погосяна – талантливого нападающего, тоже привлекавшегося к основе. Он пытался спасти карьеру после банкротства «Волги», но сейчас, насколько знаю, играет чисто для души.

- Почему нынешний «Нижний Новгород» вообще не делает ставку на молодёжь?

- Всё упирается в турнирные задачи. У команды есть серьёзные финансы, клуб предпочитает покупать готовых игроков под решением задач. Это везде так, не только в моём родном городе. В «Нижнем Новгороде» хотят вернуться в РПЛ, поэтому не пускают воспитанников к основе. Мне нравится перспектива играть за «НН», возможно даже в РПЛ, но пока на меня никто из родного клуба не выходил.

- Сравните таджикистанских болельщиков с российскими.

- Мне кажется, таджикистанские более горячо любят футбол. Всегда эмоционально поддерживают, остро реагируют на каждый момент. Здесь болельщики любят поддерживать свою команду при помощи труб, напоминающих вувузелы, которые мы слышали в ЮАР на ЧМ-2010. Здесь 20 тысяч человек на трибунах – это норма.

- Недавно президент Таджикистана Эмомали Рахмон официально озвучил задачу по выходу на ЧМ-2026. Насколько это реально?

- Судя по этому году – да. В своей отборочной группе мы уже обыграли киргизов и монголов. В первом тайме с Японией мы играли строго от обороны и имели супершанс. Эхсони Панджабе вышел один на один, уложил вратаря, но умудрился не забить. Во втором тайме мы слишком сильно поверили в себя, начали раскрываться и получили два гола за пару минут. Мы дали им серьёзный бой, притом, что у них в составе были такие звёзды как Накаджима, Сакай, Минамино... Из 11 игроков десять представляли европейские чемпионаты. Нас обыграли, но в раздевалке руководители федерации сказали: «Если мы продолжим двигаться в этом направлении, то окажемся на ЧМ». Я вам больше скажу, у нас есть хорошие шансы на ЧМ-2022. Нужно просто продолжать играть в такой же качественный футбол и не транжирить «свои» очки, как в матче с Мьянмой. Как только мы прекратим раздавать такие «подарки», мы непременно добьёмся нашей общей мечты. Надеюсь, болельщики увидят меня на ЧМ-2022.

Рейтинг: 0

Статьи по теме