Рунет выбирает

«Хави Гарсия – мразь»: Лукаш Тесак – о пижоне Новосельцеве, пьянстве и игре против молодого Суареса

Лукаш Тесак — уникальный игрок. Всего за семь лет он сумел поиграть в Украине, России, Казахстане и Беларуси, где запоминался болельщикам своей идеальной «шевелюрой», звучной фамилией и самоотверженной игрой. До сих пор его вспоминают болельщики «Торпедо» и тульского «Арсенала», за которые он в совокупности провел более 120 матчей.

В 2019 году Лукаш завершил карьеру в Словакии и теперь работает физиотерапевтом в родном клубе «Дубница».

В эксклюзивном интервью Анару Ибрагимову для Metaratings.ru словак рассказал, у кого Иван Новосельцев подсмотрел свой стиль, как гонял на УАЗике с Денисом Бояринцевым и зачем смотрит «Давай поженимся».

– В России сняли очередной фильм про футбол — «Стрельцов» — смотрел его?

– Нет ещё, но я видел афишу. Очень хочу посмотреть. Сейчас вообще времени особо нет на российские фильмы и сериалы. Я могу посмотреть «Давай поженимся», «Пусть говорят», посидеть и поржать над людьми. «Давай поженимся» — моя самая любимая передача. Насколько люди могут из себя сделать тупого, это невероятно! Это реально или они подыгрывают?!

– Какие российские фильмы тебе нравятся?

– Про войну. Российские военные фильмы мне нравятся больше, чем Голливуд. «Сталинград», «Битва за Севастополь». Кстати, на днях по словацкому телевидению ее показывали. Ещё «9 Рота».

– Ян Коллер рассказывал, что в Чехословакии была обязательной военная служба.

– Да, и я очень хотел в армию. Мне исполнилось 18 лет 8 марта 2003 года. Значит, в октябре я должен был пойти на службу. А в июне службу сделали по контракту. Мне кажется, это сказывается на молодежи. Пацаны уже не пацаны, а тёлочки.

– В твоей семье есть люди из футбола?

– Нет, только я. Родители всегда были заняты своим подсобным хозяйством. У нас всегда всего хватало. Нам нужно было и картошку сажать, и свиней пасти. Но мое детство было прекрасное. Спасибо родителям за это. Сестра сейчас в декрете: у неё двое детей. Она физиотерапевт в клинике, куда ходят известные словаки. Один брат – в строительной компании, другой волейбольным тренером работает.

– Твой брат говорил, что ты не хотел заниматься футболом.

– Я до 15 лет занимался музыкой, играл на фортепиано. Сейчас на гитаре и баяне умею играть. Это было мое. Утром я ходил в школу, потом на тренировку и после в музыкалку. Когда повзрослел, уже не успевал все делать, потому что тренировки были в соседнем городе. Уезжал в 6 утра и возвращался вечером, в 19:30. Плюс уроки и помощь родителям в деревенском доме. Ну и на тренировки я тогда не особо хотел ездить, если честно. В 15 лет передумал и выбрал футбол. Слава Богу.

– После музыкальной школы, наверное, любишь слушать классическую музыку? Баха, Бетховена? 

– Я слушаю все. Мне очень нравится группа U2. Когда я переехал в Украину, слушал ДДТ. Мне очень нравится «Ленинград». Шнур невероятный. Это, кстати, помогло мне выучить русский язык.

– Кто включал самую отстойную музыку в раздевалке?

– Эдгарс Гаучарс слушал всю попсу: российскую и американскую. Он же косил под Ивана Дорна. Нам это не нравилось (смеётся).

– У какого футболиста, с которым ты играл, не получилось раскрыться полностью?

– Фууух! Иван Новосельцев. На самом деле, он поплыл. Деньги не деньги. Девчонки не девчонки. У него были нереальные данные. Мне так жалко. Если бы у меня были такие данные, то я бы был таким крайним защитником. У него хорошая скорость, рост. Он был силён как бык. В единоборствах выдавливал: корпус мощный. Но башка решает все. А там по ходу петарда в голове.

– Он раньше тоже был, как Конор Макгрегор?

– Да нет! Когда он к нам пришёл, у нас в команде был как раз Эдгарс Гаучарс. Новосельцев очень хотел быть похожим на него похожим. Борода, пиджаки, бабочки. У Эдгараса все было шикарно, с иголочки, а Иван немного рыженький. Это выглядело смешно (улыбается). Молодые люди же: пришли чуть к деньгам, хотели понравиться людям.

– Кто безбожно пил и классно играл?

– Думаешь, об этом правильно говорить?

– Да все же пьют.

– Да все мы пили. Емае! Ну что тут говорить? После игры, особенно удачной, почему бы не выпить? Ты же на тренировку не приходишь пьяным.

– Сколько ты позволял себе выпить, будучи игроком?

– Позволяли себе пиво. Но никто грань не переходил.

– В Казахстане пьют?

– Редко. Мусульманская страна же. Там не особо пьют.

– В Словакии на трибунах пьют пиво?

– Только безалкагольное. Я за то, чтобы алкогольное (смеётся). Я сейчас работаю тренером по физической подготовке в команде, где я начинал. Уже в новой ипостаси нормально к этому отношусь. Сейчас даже до игры могу выпить.

– А как же запах? Ты же общаешься с игроками.

– Какой запах? От одного пива? Я десять лет по России походил (смеётся)! Привык уже.

– После того как выпьешь, за руль садишься?

– Ты че?! Ни в коем случае! У нас в Словакии с этим очень строго. Когда иду в заведение и знаю, что буду пить, отдаю ключи. И все! До свидания!

– Когда ты прочёл мое интервью с Мартином, о чем подумал?

– Он говорил правду про открытость русских, атмосферу. Мне стало грустно и печально. Я заскучал. В России люди хорошие, добрые. А словаки только за собой следят. Нам – иностранцам – в России очень приятно.

– Мартин нелестно отозвался о Сесаре Навасе. А ты кому бы руки не пожал?

– Хави Гарсия. Он мразь. Такой неприятный человек. Специально наступал! Ах! Вредяга. Противный игрок. Фу!От него эта грязь идёт. Хотя такие игроки требуются команде, которые могут вывести людей из себя, навредить специально, чтобы концентрация упала.

– В своём дебютном матче за сборную ты был на фланге с Давидом Силвой. Кто кого повозил?

– Пфф! Какой возить? Ты не успеешь к нему подбежать! А пока подойдешь, он уже без мяча и в двух метрах за твоей спиной! Там такой уровень сумасшедший! Просто космос! Там люди по-другому думают и играют в футбол! Испанцы прилетели с космоса и издевались на всем миром.

– А вот дебют в еврокубках у тебя был против Аякса.

– Это 2009 год. Там был молодой Суарес. Мы играли в Амстердаме. Жалко, что не в Словакии. Много бегали без мяча. Проиграли 1:0. Суарес тогда играл с фланга. Он и забил нам гол после углового, замкнул прострел на дальней штанге.

– Он был на твоём фланге?

– Первый тайм – да. Во втором тайме Луис ушёл на другой. Он не смог меня переиграть. Я не буду хвалиться, но так и было на самом деле.

– Он тебя не укусил?

– К счастью, нет. Я пару раз дал ему по ахиллам. И он ушёл на другой фланг (смеётся).

– У тебя когда-нибудь срывались трансферы в другие клубы?

– Да, после того сезона в «Жилине». «Фейеноорд» меня хотел. Но влез один человек. Имя его называть не хочу. Я был молодым, а он оказался случайным агентом. Голландцы хотели меня взять за 150-200 тысяч евро. А он назвал такую сумму, что «Фейеноорд» сказал: «Давай до свидания!»

– Тебе предлагали уехать в Китай?

– Я не люблю китайскую еду. Мне туда нельзя (смеётся).

– В «Арсенале» тренером был Дмитрий Аленичев. В общении чувствовалось, что этот человек выиграл Лигу чемпионов и работал с Моуринью?

– Вот он вышел на тренировку и возил нас так, что никто ничего сделать не мог. Я думаю, что он хороший тренер. Ему нужны время и команда, которая подходит под его стиль. Он никогда не пихал, мог слегка повысить голос. Матом не ругался.

– И Бородюк, и Аленичев – игроки атаки. Какие они тебе советы давали как защитнику?

– У Аленичева было все связано с тактикой, передвижением. Хотя и у Бородюка тоже такое было. Но он больше психолог, а Аленичев больше тренер. Александр Генрихович мог пошутить, рассказать анекдот, мог задать неудобный вопрос.

– Например?

– На второй день после его прихода в «Торпедо» мы играли двусторонку. Он подзывает меня к себе и спрашивает: «Ты вчера пиво пил? 35-я минута игры, пульс – 200». Я говорю, что нет, что у нас тренировки. – «А чего не пил? Соберитесь! Идите пивка попейте!» И через паузу: «Чего стоишь? Давай играй!» Бородюк был моим тренером. Я ему за многое благодарен.

– Ты в Туле пересекался с Фримпонгом. Он чудной был?

– На своей волне. Ни с кем не общался. Ему главное, чтобы была хорошая футболка, шикарная надпись на ней и деньги на счёте.

– Когда ты играл за «Торпедо» у тебя в Москве не было машины. Почему?

– А зачем? Кому хочется в пробках стоять?

– Ты же все равно ездил с Бояринцевым в Раменское.

– В Раменское – ладно, а чего по Москве–то? Я жил в Кузьминках. И Денис там жил. Я и на электричке, и на метро ездил. У Дениса был крузак. Плюс ещё УАЗик. На этой машине мы ездили на охоту, иногда и на тренировки. Денис Боярский (я так его называю) увлекался подводной охотой: гнался за щуками. Я с ним съездил пару раз, но мне сложно долго под водой. А он легенда в этом!

– Два лысых. Вас стебали на этот счёт?

– Говорили партнерам: «Дай расческу или помаду для волос!» Лучше, когда есть что-то в голове, чем что-то на голове.

Рейтинг: 0

Статьи по теме