«Возможно, уехал бы в НХЛ, но в «Ак Барсе» попросили остаться». Гарипов – о победах, травмах и Овечкине

Эмиль Гарипов – один из главных российских вратарей прошлого десятилетия. Вместе с молодёжной сборной России он взял легендарное «золото» на МЧМ-2011 в Баффало и стал победителем суперсерии Россия — Канада. Однако главную победу он отпраздновал в «Ак Барсе». С родным клубом голкипер поднял над головой Кубка Гагарина-2018 и стал важнейшей частью того успеха казанской команды. Обладатель приза MVP того плей-офф Джастин Азеведо не раз подчёркивал, что награду больше заслуживал именно Гарипов.

К сожалению, то чемпионство не прошло бесследно для здоровья Эмиля. С тех пор пор его начали преследовать травмы, которые, как он нам рассказал, ведут свой путь из того самого финала Кубка Гагарина. Из-за проблем со здоровьем вратарь провёл лишь восемь матчей в этом сезоне за «Нефтехимик», а в январе стороны расторгли контракт. В данный момент Гарипов полностью восстановился после травмы плеча и готовится к новому сезону.

Эмиль Гарипов с Кубком Гагарина / фото: «Ак Барс»
Эмиль Гарипов с Кубком Гагарина / фото: «Ак Барс»

После ухода из нижнекамского клуба Гарипов дал большое интервью Metaratings.ru. Из нашего разговора вы узнаете:

  • из-за чего ему хочется плакать;
  • почему упал уровень российских хоккеистов;
  • как победа сборной на МЧМ-2011 получилась вопреки всему;
  • кто извинялся перед Гариповым после чемпионства с «Ак Барсом»;
  • почему НХЛ самой выгодно, чтобы Овечкин побил рекорд Гретцки по голам;
  • какая мечта у Эмиля.

– У тебя 13 сезонов в КХЛ, какие планы сейчас?

– Не знаю. Когда об этом говорю, плакать хочется. Пока никаких планов.

– Как у тебя со здоровьем? «Нефтехимик» расторг контракт, значит, ты уже восстановился?

– Да-да.

– Как думаешь, «Нефтехимик» попадёт в плей-офф? Команда удивительная: в том сезоне было задействовано шесть вратарей, в этом – пять. Последнее время они всегда балансируют между плохим началом и бурным концом. Повторят успех того сезона?

– Думаю, что они попадут в плей-офф. У «Амура» сейчас тяжёлые игры, плюс «Сибирь» чуть-чуть подсела. Если Новосибирску не вернут 4 очка, то они наверняка не пройдут дальше.

Эмиль Гарипов / фото: «Нефтехимик»
Эмиль Гарипов / фото: «Нефтехимик»

– Ты удивился, что Николай Хабибулин, которому сейчас 51 год, подписал контракт с «Торпедо»?

Это всегда был мой самый любимый вратарь. У меня его ловушка и блин из «Тампы» даже есть – Сергей Михайлович Абрамов подарил. Не знаю, играл он в них или просто тренировался, но это интересный момент.

– А возвращение Ковальчука в большой хоккей поразило?

– Нет, по нему же видно, что он очень спортивный, с чутьём. Такие игроки могут долго выступать. У Ковальчука всё в порядке со здоровьем, не было серьёзных травм. Это хорошая история. Пускай закончит там, где начал – это очень важно для спортсменов.

– Андрей Назаров говорит, что хоккей – более мужской вид спорта, чем футбол. Егор Титов, наоборот, утверждает, что в хоккей можно хоть до 40 лет играть – два раза оттолкнулся и поехал. Твое мнение?

– Это индивидуально, любой вид спорта тяжёлый – их нельзя сравнивать. Нужно уважать труд друг друга. Гимнасты, например, до 20 лет выступают, но ты же не скажешь, что это легко. Лёгких видов спорта не бывает.

– Ты, наверное, в этом убедился сам. Правда, что начинал на позиции защитника?

– Да, я был самым плохим игроком в команде, а вратаря у нас не было. Я первый матч играл с вратарской клюшкой и ловушкой, а щитков не было.

– Сколько тебе было лет?

– 7-8 лет. Скажу больше, мы тогда выиграли. Так всё и пошло, хотя я мог пропустить по 18-20 шайб за игру.

– Интересно, что игроки 1990 и 1991 годов рождения ярко представлены в российском хоккее. В чём феномен вашего поколения?

– Сейчас у нас очень молодая ВХЛ. Я пришёл в Высшую лигу в 17 лет и играл с мужиками, взрослел вместе с ними. Очень много хоккеистов, которые не попадали в основную команду, шли не в юниорский клуб, а в вышку. Например, Яруллин, Ткачёв, Файзуллин. Это закалило игроков. В вышке все кормят свои семьи: ты либо играешь, либо нет. Там не было такого, что ты регулярно попадаешь в состав – всегда нужно было выполнять задачи. Это выводит игроков на новый уровень.

Сейчас же идёт омоложение. Кто у нас последняя звезда в КХЛ? Наверное, Капризов. Он же не сразу с 18 лет начал творить чудеса. Сначала он крепчал в Новокузнецке, потом в «Салавате» с Хартикайненом и Умарком. Он добавлял из года в год. Очень важно играть в паре с ребятами на 5-10 лет старше. Сложно объяснить, это надо прочувствовать. Все ощущается иначе. Когда общаешься со сверстниками, можешь работать спустя рукава, а взрослые могут сказать: «Слышь, пацан, что ты тут себе позволяешь? Давай работай, мы тут не шутки шутим». Могли напихать. Сейчас такого нет. Я могу ошибаться, конечно, но я считаю, что уровень российских игроков упал, раньше наши полевые хоккеисты были сильнее. Раньше были Кузнецов, Тарасенко, Орлов – они все лидеры. Из нового поколения сейчас можно отметить только Капризова. Зато мы видим большую разницу в позитивную сторону между вратарями нашего времени и теми, кто играл лет десять назад.

Кирилл Капризов
Кирилл Капризов 

– Получается, тебе помогло, что ты с 17 лет был в окружении больших мастеров?

– Да, я играл с Зариповым, Морозовым – мне было страшно им что-либо сказать, потому что они звёзды. Сейчас молодые чувствуют себя на равных, эта грань стерлась. Я считаю, что это плохо – всё идёт от воспитания. Теперь молодой игрок может на три буквы послать ветеранов. Это не из-за уровня хоккея, а из-за воспитания. Сейчас такая молодёжь.

– С кого из ветеранов ты больше всего брал пример?

– С Андрея Маркова. Когда он пришёл в «Ак Барс», ему было 39 лет. Я тогда уже не был разгильдяем, но когда увидел, что он встаёт в 7 утра, раньше всех приходит и пашет на тренировках, начал делать так же. Мы начали заниматься, вместе варились. Это помогло, добавило профессионализма. Марков показал все на примере: он практически без травм играл до 39 лет, был очень умным, много трудился. Ещё говорили, что Олег Петров тоже бешеный трудяга, играл до 40 лет. Я с ним не играл, не видел.

– С Марковым вы были вместе в сезоне 2017/18 – особенном для тебя, когда «Ак Барс» взял последний на сегодняшний день Кубок Гагарина. Расскажи про тот сезон. Тогда было много персональной критики в твой адрес, но в итоге MVP плей-офф Джастин Азеведо сказал «Спорт-экспрессу», что награда должна была достаться тебе.

– Мне всегда было всё равно, что про меня говорят. Не заморачивался из-за подобных вещей, потому что знал, что в меня никто не верит. Когда мы выиграли Кубок, ко мне подходили люди и говорили: «Эмиль, извини, пожалуйста». Вот такие вещи были. Два-три человека из офиса подошли. Я понимал, что в меня не верили, но мне было без разницы. Так было даже интереснее доказывать. У нас была дружная и сплочённая команда, была коммуникация между игроками и хоккеистами. Были все условия для того, чтобы выигрывать.

– Чемпионский ДНК вырабатывается за счёт коллектива и микроклимата, как считаешь? Не команда звёзд, а команда-звезда?

– Да, конечно. Кто бы ни был в команде, если нет дружбы, уважения и взаимопонимания между игроками, победа маловероятна. Команда, микроклимат и атмосфера в раздевалке важны. Понимаешь, тогда хотелось приходить в раздевалку, тренироваться, видеть ребят и наслаждаться временем, которое проводишь с командой. Всё-таки мы с партнерами проводили больше времени, чем с семьями: каждый день поездки и тренировки. Важно, чтобы была коммуникация со всеми ребятами.

– Кто в тот момент был лидером раздевалки?

– Конечно, Саня Свитов. Он мощный мужик-сибиряк, на которого всегда можно положиться. В зависимости от того, играли мы со Свитовым или без, соперники относились к нам по-разному. Если Сани не было в составе, команды наглели, а если был – быковали меньше, потому что понимали, что он авторитет, альфа.

– Финал против ЦСКА. Ходили разные слухи, что москвичи устали после Олимпиады, у них якобы была свинка.

– Я получил травму спины за 5 дней до финала, играл на уколах. У всех травмы были: Секач выходил со сломанной рукой, Яруллин был с переломом. Это не оправдание во время плей-офф. Ты не сможешь играть, только если у тебя ног нет. Я, конечно, испугался перед финалом, потому что не мог встать. Играл с травмой, не мог носки надеть, но это же не оправдание. Но как раз с того года начала тянуться история с моей травмой.

Эмиль Гарипов с Кубком Гагарина / фото: «Ак Барс»
Эмиль Гарипов с Кубком Гагарина / фото: «Ак Барс»

– После чемпионского сезона с «Ак Барсом» в 2018 году у тебя были варианты в НХЛ. Какие клубы выходили на тебя, от кого был интерес?

– Даже не хочу говорить и вспоминать об этом. Эти темы приносят грустные мысли и сожаление. Не хочу на эту тему рассуждать.

– Почему остался?

– Попросили меня остаться ещё. Если бы я играл не в родной Казани, то, возможно, уехал бы. Но не хотел бросать «Ак Барс».

Больше бонусов

– При этом в Америке ты побывал ещё в 17 лет. Какой запомнилась та поездка в Северную Дакоту на юниорский чемпионат мира?

– Сама Америка запомнилась, я тогда побывал там впервые. Также запомнилось то, как люди болеют. Было интересно посмотреть, как в США следят за юниорским чемпионатом. Меня поразило, что была сумасшедшая поддержка трибун.

– Вспомнишь кого-то из соперников, кто сейчас в Северной Америке на виду?

– Был один защитник – Кэм Фаулер. Не знаю, что с ним сейчас, но тогда он очень выделялся. Ещё был вратарь Джек Кэмпбелл. Он 1992 года рождения, но играл за 91-й – тоже очень хорошо запомнился. Канадцев не помню. У финнов запомнились Пулккинен и Раяла. С Пулккиненом играл в Челябинске, он такие же голы забивал. Раяла, конечно, тогда был зверем, а сейчас потерялся. Ещё из финнов могу отметить Ватанена.

– Ты был в той самой сборной России, которая до сих пор остаётся последней с «золотом» молодежного чемпионата мира в 2011 году. Этому турниру предшествовал Subway Super Series. Вы единственные в истории российского хоккея смогли выиграть эту суперсерию. Как это было?

– Конечно, были невероятные эмоции. В Канаде все трибуны были забиты – такие моменты не забываются. Очень многое запомнилось: быт, отношения в команде и общение с партнёрами… Тогда у нас была очень сильная сборная. По-моему, из того состава сейчас только 2-3 человека не играют.

– А какой был путь к финалу на молодёжном чемпионате мира спустя два года? Вспомнишь какие-то яркие моменты?

– Путь был тернистый, начали с двух поражений, но в основном именно такая дорога приводит к победам. На финальных стадиях нам попадались очень сильные сборные, в матчах с которыми мы сравнивали счёт в самом конце.

– Финал против Канады. После двух периодов счёт 0:3. Как удалось перевернуть игру?

– Многих подхлестнул тот факт, что Тарасенко получил очень тяжёлый удар в ребра во втором периоде. Он вышел играть и проявил себя как лидер – это завело команду.

– Тарасенко вышел играть на уколах?

– Да, он получил очень болезненный удар. Рёбра болели.

Молодёжная сборная России на МЧМ-2011
Молодёжная сборная России на МЧМ-2011

– Ты не попал в заявку на финал и смотрел на всё со стороны. Верил, что парни смогут перевернуть игру?

– Для этого не было никаких предпосылок. Реально. Но получилось вопреки всему. Опять же, у нас собралась очень сильная команда. Хотя и у Канады, конечно, тоже была сильная сборная – они играли дома, весь стадион был раскрашен в красный цвет. Скажу так, что тогда мало кто верил в победу. Всё сложилось удивительным образом.

– Поддерживаешь связь с кем-то из бывших партнеров по «золотому» МЧМ-2011? Кто впечатляет?

– Панара – молодец, очень радует. Опять же, практически во всех клубах НХЛ есть много русских игроков, которые на виду и тащат свои команды за собой. Те же Шестёркин, Сорокин, Василевский. Они лидеры своих клубов, лидеры лиги. Это очень здорово.

– Раз уж заговорили про героев нынешней НХЛ: Дима Воронков недавно забросил 12-ю шайбу за «Коламбус». Чем он запомнился тебе в «Ак Барсе» и как тебе его прогресс в Северной Америке?

– Он хороший парень: очень боевой, настырный, ничего не боится. Рад, что Дима прогрессирует. Это было ожидаемо, потому что хоккеисты, которые уезжают в НХЛ и не возвращаются оттуда через месяц, в основном добавляют. Прогрессируют те, у кого нет проблем и кто играет до конца. Дима по стилю – Брэд Маршан, только большой. Многие хоккеисты ненавидят таких игроков, но такие люди нужны в команде для побед.

– Александру Овечкину осталось 59 шайб, чтобы повторить снайперский рекорд Уэйна Гретцки. Рафик Якубов в интервью Metaratings.ru выразил сомнения, что русскому хоккеисту позволят побить этот рекорд. Как считаешь, Ови сможет?

– Вы же понимаете, в Европе могут не дать побить рекорд, а в Америке на этом делают бизнес. Я думаю, они, наоборот, дадут Овечкину время, чтобы он попытался побить рекорд. Конечно, очень хочется, чтобы это сделал россиянин. Я, например, очень жду, когда Овечкин добьётся этого. Там и вратарь, который пропустит рекордный гол, запомнится на всю жизнь. Пускай у Александра всё получится.

– С чем можно связать то, что у Овечкина в этом сезоне упал темп по голам?

– Не знаю, много факторов. Сейчас в «Вашингтоне» не играет Бэкстрём – это одна из главных проблем. Всё-таки они всю жизнь вместе катались, у них сумасшедшее взаимопонимание. Бэкстрём очень много передач отдавал. Думаю, если он вернётся, у Овечкина всё наладится.

Александр Овечкин
Александр Овечкин

– Сейчас Никита Кучеров лидер «Тампы» и бомбардирской гонки в НХЛ. Пересекался с ним?

– Нет, ни разу с ним не пересекался. Мне Альберт Яруллин рассказывал, что он очень-очень умный и трудолюбивый игрок. Я рад, что россияне жгут в НХЛ.

– Что посоветуешь молодым ребятам? Есть путь Панарина и Воронкова, когда хоккеисты созрели и поехали в НХЛ готовыми игроками, а кто-то едет пробиваться через юниорские лиги.

– Надо смотреть по статистике, но, по-моему, очевидно, что большинство хоккеистов, которые окрепли в России, стали звёздами в НХЛ. Малкин, Овечкин, Панарин, Тарасенко, Кузнецов… Практически все, кто сейчас является лидерами, уезжали окрепшими игроками. Я думаю, что всё равно надо доказать свой уровень в России – дальше будет проще.

– В этом сезоне в НХЛ заиграно 11 российских голкиперов. Насколько это круто?

– Конечно, круто. Это демонстрирует то, что российские вратари – лидеры. Раньше считалось, что лучшие голкиперы – это финны, но сейчас иначе. Это очень хорошо для нашей вратарской школы.

– В чём феномен?

– Не знаю. Все русские вратари в НХЛ разные, они не похожи друг на друга. Наверное, только Сорокин с Бобровским схожи по стилю игры. Если ты смотришь на финского или шведского вратаря, то сразу сможешь угадать его национальность по игре. У россиян микс всего.

– Сейчас Александр Георгиев из «Колорадо» – лучший по победам в этом сезоне среди 11 вратарей. Как думаешь, критерий хорошего вратаря – это победы или проценты отражённых бросков?

– Конечно, победы. Также нужно учитывать и смотреть, в каком клубе играет вратарь. В сильных командах победы закономерны, а в слабых у голкипера может не быть хороших партнёров. Конечно, всё-таки главное – это победы, потому что в плей-офф ты можешь хоть пять шайб пропустить, но если будешь побеждать, то поднимешь кубок.

– Часто игроки говорят, что переключаться от хоккея – обязательно. Многие отмечают, что помогает в этом футбол. Ты за кого-то болеешь?

– В основном слежу за европейским футболом. За российским не особо, но знаю, что «Краснодар» сейчас на первом месте. Болею за «Барселону», наблюдаю за английским чемпионатом, за Лигой чемпионов. Видел новость, что Хави после этого сезона уходит. Очень хотелось бы, чтобы у него все получилось, но так сложилось. Было бы здорово, если бы в «Барселону» пришел Клопп. Команда как раз собрана под него – молодая и озорная.

– За теннисом следишь? Медведев в шаге остановился от победы на Australian Open.

– Да. Медведев – достойный представитель нашей страны на международной арене, таких сейчас немного. За Медведева болеет вся страна.

– Мы видим, что теннисисты играют на международных турнирах. Как думаешь, когда хоккеисты вернутся?

– Не знаю, это не от нас зависит.

– У тебя есть мечта?

– Хочу стать хорошим тренером, который будет настоящим другом для вратарей. Тренер – это не только тот, кто дает игрокам упражнения и смотрит работу, а еще и человек, который всегда поддерживает хоккеистов в трудные моменты.

– Ты уже учишься?

– Пока нет, но у меня уже есть мысли на этот счет.

– Данис Зарипов завершил карьеру. Кем видишь его в будущем?

Наверное, Данис станет министром каким-нибудь. Может, будет занимать пост в руководстве «Ак Барса».

Эмиль Гарипов / фото: «Ак Барс»
Эмиль Гарипов / фото: «Ак Барс»

– Как тебе помогла вера? Хоккеисты – это быстрое взросление, быстрый взлет, куча соблазнов и так далее. Как ты пришёл к религии?

– Так получилось, череда событий. Всевышний привёл к этому. Особо нечего говорить, но, конечно, вера сыграла огромную роль в моём становлении.

– Сейчас у хоккеистов много соблазнов, у кого-то азарт, многих отслеживают девушки, как скауты. Какой совет можешь дать молодёжи?

– Большая проблема молодых хоккеистов – это девушки, которые зачастую старше. Парни должны понимать, что они с ними только до тех пор, пока у них все складывается в хоккее. Этот момент надо учитывать. И, конечно, отношение к родителям. В первую очередь, надо не забывать всех, с кем ты рос, потому что родители тебя кормили и поили. А девушек ещё будет много – с ними нужно быть осторожнее, чтобы голову не пудрили.

Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!
Девушки в спорте