«Эгоизм – большая проблема в нашем футболе». Интервью с Денисом Бояринцевым

В российском футболе все чаще тренируют бывшие футболисты. Один из них – бывший полузащитник московского «Спартака» и казанского «Рубина» Денис Бояринцев. Он успешно работал с клубами Второй лиги и уже успел потренировать команды Первой лиги.

Денис Бояринцев / Фото:
Денис Бояринцев / фото: «Сокол»

Metaratings.ru пообщался с одним из самых ярких игроков «нулевых» и уже набравшим тренерский опыт Бояринцевым о работе в «Соколе» и «Новосибирске». Также мы подвели итоги 2023 года и обсудили:

  • что пошло не так в «Соколе» и почему пока не рвется в РПЛ;
  • чем интересна работа в студии «Матч ТВ» и что думает о Медиалиге;
  • упал ли уровень легионеров в РПЛ;
  • в каких случаях Бояринцев разрешает футболистам пить алкоголь;
  • почему большинство нынешних футболистов – эгоисты.

– Давайте подведем итоги года. Какие у вас были хорошие и плохие моменты?

– Год у меня начался с работы в футбольном клубе «Новосибирск». Меня пригласили туда осенью прошлого года для выхода в ФНЛ. Первую часть сезона «Новосибирск» провел не очень хорошо, но я принял команду на пятом месте, в двух очках от восьмого. Но весной поставили другую задачу – попасть в шестерку. Мы сыграли пять игр и остались в шестерке.

Потом мне поступило предложение возглавить саратовский «Сокол», который на тот момент вел борьбу за выход в ФНЛ. Я пообщался с руководством «Новосибирска», и они отпустили меня в «Сокол», с которым вышли в ФНЛ.

Отмечу, что многое было сделано предыдущим тренером Евгением Харлачевым. У них был хороший отрезок осенью, где команда заработала большой запас очков, поэтому тот выход в ФНЛ не ставлю себе в зачет. За летний подготовительный период нам удалось создать хорошую, боеспособную команду.

Первую часть сезона мы провели очень хорошо, но не удалось стабильно провести весь сезон. Концовка вышла очень сложная. Мы оказались на 16-м месте, и руководство приняло решение со мной расстаться.

Год закончился грустно, хотя мне за себя не стыдно. Мы с командой провели хорошую работу. Можно было спокойно продолжать борьбу за прописку в ФНЛ. Да, были и хорошие отрезки, и не самые удачные. Это тренерская работа – никуда не деться.

Если бы я продолжил работу с командой, то попытался бы создать более интересный и мощный коллектив. Наверное, тот факт, что я не смог продолжить работу в «Соколе» – главное разочарование года. В целом, есть что занести себе в актив в плане тренерской деятельности. Но нужно двигаться дальше, открывать для себя новые горизонты.

– Успели выработать в себе защиту от увольнений? Нервная система уже встала на место?

– Все равно переживаю. Когда ты полностью отдаешься своему делу, честно работаешь и показываешь результат, а потом он пропадает – это сложно. Начинаю делать какой-то анализ, внутренне настраиваю себя на то, что это часть работы. Не всегда просто это переживать, каждый раз по-разному.

Но я больше копаюсь в себе, разбираю ошибки и недоработки – меня больше терзают подобные переживания. Вообще, к увольнению надо относиться как к делу состоявшемуся.

Увольнение из «Сокола», наверное, было самым чувствительным, потому что мне действительно понравился город и отношение людей к футболу. Конечно, еще до конца не оправился. В основном, я переживаю из-за того, что где-то недоработал. Всегда сложно расставаться с хорошими людьми и с перспективной командой.

– Можете рассказать, как вы узнали об увольнении?

– У команды была последняя домашняя игра с «Кубанью», которая хорошо для нас складывалась. Но, к сожалению, у нас были ошибки в обороне, которые привели к двум голам – пропустили гол в раздевалку и из раздевалки. «Кубань» – опытная команда, они продолжили играть по счету.

Как мне кажется, если бы мы провели тот матч более удачно, то таких радикальных мер бы не последовало. Но матч все-таки проиграли, и на совете директоров приняли решение, которое мне озвучили по телефону. Думаю, что все было по делу.

Несмотря на хороший результат в начале, была серия игр, которую мне не удалось перевернуть. Стоит отметить, что поддержку руководства внутри клуба я чувствовал, но после игры с «Кубанью» я понимал, что вряд ли получится продолжить работу.

– Будет ли вам обидно, если «Сокол» усилится зимой?

– А почему должно быть обидно? Я все это уже проходил в ивановском «Текстильщике». Летом были одни возможности, исходя из которых мы укомплектовывали команду, а зимой стали совершенно другими. Клуб мог позволить себе пригласить футболистов на более высокие ставки. Не удивлюсь, если то же самое будет в «Соколе». Формирование бюджета сильно отличается в зимний и летний период.

Конечно, хотелось бы поработать с более высокими возможностями. Но в этом никто не виноват, такие ситуации тоже случаются. Придет новый тренер, ему повезет чуть больше. Буду только рад, если у «Сокола» все сложится хорошо. Я в этом ничего страшного не вижу. Я всегда ухожу из команд без озлобленности и всегда желаю ей дальнейшего развития. Когда-то «Сокол» вообще играл в РПЛ! Надеюсь, что у них появится больше шансов и возможностей по дальнейшему развитию и укомплектованию.

Денис Бояринцев / фото: «Сокол»
Денис Бояринцев / фото: «Сокол»

– Во многих интервью вы говорили об усилении команды для того, чтобы двигаться дальше: не хватало игроков, обоймы, качества и так далее. На ваш взгляд, насколько велика тренерская рука в результате?

– В результатах «Сокола» как тренер я полностью виноват. Это абсолютно объективная оценка. Не хочу что-то скидывать на игроков. Есть определенный тренерский штаб, у каждого своя зона ответственности. Я все это возглавлял, поэтому я нес ответственность за все результаты.

У меня есть много примеров, когда у тренера в распоряжении были сильные игроки, но не было результата. Есть хорошие, амбициозные футболисты – есть и результат. Мы были дебютантами в 2003 году с «Рубином». У Курбана Бекиевича Бердыева 70% состава не нюхали пороха в премьер-лиге, но все были амбициозные и молодые. Тогда Курбан Бекиевич смог проявить себя, и в итоге пошел очень высоко и далеко. А иногда бывает, что есть сильный тренер и сильные игроки, но нет результата.

– В Новосибирске вы говорили, что готовы для РПЛ.

– Не люблю вот эти вопросы, когда вытаскивают из какого-то интервью. Никогда не мог такого сказать, что готов к РПЛ, потому что я всегда объективно говорю. Во второй лиге я несколько раз добился успеха, но никак не могу закрепиться в Первой лиге.

Я заходил туда несколько раз с не самыми топовыми командами, поэтому сложилось неудачно. В моем случае надо сначала в ФНЛ пошуметь, чтобы достичь уровня РПЛ.

– Представим, что Бердыев и Карпин ищут помощников. Вы пойдете к ним?

– Ой, давайте не будем, не стоит! Бояринцев пойдет своим путем. Работа сама найдется, ничего страшного. Пока без нее посижу.

– Что насчет работы в медиалиге?

– На данный момент – нет.

– Дмитрий Кузнецов показывал там успешную работу. Мне кажется, что он более медийный, чем многие тренеры.

– Каждый делает выбор сам. На данном этапе я связываю себя только с профессиональным футболом. Как оно будет дальше – никто не знает. Конечно, хочется попытаться достигнуть успехов в профессиональном спорте.

– Вам интересна работа экспертом на «Матч ТВ» между тренерской работой?

– Да. Интересно приехать в студию и поделиться мнением с ребятами. Это такая медийная вещь, она всегда нужна. Когда зовут, я с удовольствием еду. Если не зовут, то особо не переживаю. Всегда интересно обсудить и разобрать какой-то матч – это тоже часть профессии, только на телевидении.

– У большинства команд РПЛ уехали топовые легионеры. Все говорили, что уедут легионеры и у молодых ребят будет возможность проявить себя. Приезжают более слабые легионеры, и наши молодые ребята все равно им уступают. Вы согласны с этим мнением?

– Нашей молодежи действительно тяжело конкурировать с этими легионерами. Все равно приезжают легионеры хорошего уровня, а не среднего. Но какая-то группа игроков получила возможность с этим оттоком проявить себя, наверное, не в том количестве, в каком мы ожидали.

Денис Бояринцев. Фото: dinamo-mx.ru
Денис Бояринцев / фото: «Сокол»

Не соглашусь, что приезжают более слабые легионеры, чем были. Их просто стало меньше. Но на самом деле среди российских футболистов есть очень хорошие ребята.

– Вы согласны, что дали шанс молодым, но все равно не многие им воспользовались?

– Согласен, что немногие воспользовались им. Но тренер не враг, он будет искать пути усиления. Значит, такой уровень у нас сейчас.

– Когда Бонгонда перешел в «Спартак», вы сказали: «Сразу начал давать результат. Хорошему легионеру адаптация нужна только в быту». Что сейчас скажете?

– А что сейчас сказать? Его выбил из состава Зиньковский – хороший и качественный футболист. Бонгонда не выдержал конкуренции. Это же не значит, что он плохой. Просто есть игрок, который сильнее на данный момент, и тренер предпочитает его.

– Нет такого, что это история из серии, когда легионер приезжает, показывает результат, а позже, понимая, что чемпионат не самый сильный, спокойно садится на лавку?

Я видел много легионеров, которые играли 4-5 игр, а потом сдувались. Кто-то сталкивается с московской ночной жизнью, кто-то еще с чем-то... Некоторые игроки действительно расслабляются, видя, что в чемпионате все легко дается. Это главная ошибка, потому что потом вернуться в прежнее состояние очень сложно.

Здесь может быть ряд причин. Не буду гадать на кофейной гуще. Истинную причину можно узнать только от первого источника. Бонгонда не первый и не последний. У легионеров есть такие моменты, когда они сильно расслабляются в России по спортивным и неспортивным причинам.

– На правах старожила ставили кого-то из легионеров на место?

– Не буду озвучивать фамилии, но во времена моего выступления в «Рубине» были такие моменты. Никакой дедовщины не было, парни должны были понять, что все равны. Мы должны были тренироваться и выкладываться на 101%. В «Спартаке» подобное случалось в меньшей степени.

– Если в вашей команде будет конфликт на этой почве, вы дадите ему разрешиться или будете вмешиваться?

– Бывают разные ситуации. Иногда игроки позволяют откровенное хамство, которое надо пресекать, а бывают рабочие моменты, когда ребятам нужно выпустить пар. Если игрок ведет себя заносчиво, то моя реакция будет соответсвующей, а есть конфликты, которые нужны для коллектива.

– Представим ситуацию. Иностранец приехал и делает, что хочет. Что делать в такой ситуации?

– Тренер первый, кто должен вмешаться в эту ситуацию. Если легионер приезжает и ведет себя неправильно, то тренер первым реагирует. Если футболист не прислушался к его словам, то группа других игроков может поспособствовать тому, чтобы легионера отрезвить. Такое происходит в той ситуации, когда это правильный коллектив, если не каждый сам за себя.

Больше бонусов

– Мы писали, что Соболев недоволен своей ролью на поле, из-за чего между ним и Гильермо Абаскалем был скрытый конфликт. Согласны ли вы с тем, что футболисты – эгоисты?

– Я играл в футбол с 1995 года и застал советское поколение футболистов. Если ты был эгоистом, то никогда не выживал в коллективе. Сейчас же эгоистичных футболистов очень много. Я насмотрелся на это в Первой и Второй лигах. Чем больше эгоистов, тем больше людей, которые не живут футболом, жизнью коллектива и команды. Отсюда все эти проблемы.

Раньше были идейные коллективы единомышленников, которые себя жалели. Я видел, как ребята-ветераны с такими серьезными травмами выходили играть за команду! Сейчас игрок может сказать, что у него температура и не выйдет играть, а через два дня тренируется в другой команде, и все у него хорошо. Это что, не эгоизм?

За 20 лет все очень сильно изменилось. Я абсолютно согласен с тем, что сейчас в футболе полно эгоистов, которые думают только о том, что они обязательно должны играть и тренер должен ставить их в стартовый состав. Люди никак не могут понять, что это они должны выкладываться на все 100%. Футболистов ведь берут в команду, как боевые единицы. Поверьте, эгоизм – это большая проблема в нашем футболе.

– Карпин говорил, что ему было трудно перестроиться из-за того, что не все играют и понимают футбол, как он. Он думал, что это основы футбола, о которых все должны знать, но это оказалось не так. Вы говорили, что у вас была похожая ситуация. Сейчас уже смогли перестроиться?

– Конечно, сейчас я перестроился. Стоит понимать, что я не был футболистом такого уровня, как Карпин, но все равно, некоторые вещи, которые не могут сделать люди, удивляют. Сейчас я смотрю на это по-другому. В начале это вызывало раздражение, а сейчас относится к тренерской рутине. Это рабочие моменты, которым не нужно удивляться.

– Вы работаете со многими молодыми футболистами. Где, по вашему мнению, они отстают? Чего не хватает нашим игрокам?

– Судя по тому «материалу», с которым я работал, мы отстаем по всем компонентам. Над уровнем российских игроков в РПЛ надо тоже работать – там такие же ребята, только чуть-чуть получше.

– Ваша цитата: «Когда я играл, была даже бесплатная бочка в перерыве». Почему бы не вернуть? Вы можете подробнее рассказать, что это было?

– В Новотроицке было бесплатное пиво на стадионе, бочка всегда стояла перед матчем, а не в перерыве. Это было в 1998-99 годах. В премьер-лиге такого не помню.

– Вы сами ходили болельщиком на футбол? Сами пили из этой бочки?

– Конечно, ходил, но в тот момент не пил. До 20 лет я вообще не употреблял алкоголь. Я выпиваю очень редко, два раза в год в какой-нибудь праздник. У меня футбол не ассоциировался с пивом. Я смотрел на футболистов своего амплуа и хотел чему-то научиться, а не пиво пить.

Денис Бояринцев
Денис Бояринцев

– Европейские тренеры разрешают футболистам употреблять в меру. Мы в России, многие говорят, что в России не умеют пить в меру. Разрешаете ли вы футболистам выпить бокал пива после футбола?

– Надо смотреть по команде. Если команда адекватная, люди нормальные, понимающие, то я не вижу проблем. У меня были моменты, когда работал во Второй лиге и была дальняя дорога на автобусе. Здесь нет проблем. После удачных игр я разрешал пиво в автобус. Не вижу препятствий, если хорошо отработали, да еще и ехать 15 часов на автобусе. На сборах нет – здесь для меня табу.

– Есть ситуации, когда не выплачивают зарплату, некоторые игроки устраивают бойкоты, пропускают матчи и разговаривают с руководством. Если в вашем клубе будет история с невыплатой или задержкой зарплаты, то как вы поступите?

– Я был в такой ситуации. Ребята подходили и была адекватная беседа, что надо продолжать делать свое дело. Есть долги, но это не значит, что надо наплевать на ту задачу, которая перед нами стоит. Потому что если бойкотировать какие-то матчи или играть спустя рукава, то можно потерять золотые очки.

Несмотря на проблемы, я всегда буду убеждать футболистов играть, тем более если руководство обещает погасить задолженность.

– Изменились ли вы за год как тренер?

– Конечно, за этот год я сильно изменился. Я получил больше опыта в правильности выбора, с какими людьми двигаться дальше и как выстраивать свою тренерскую линию, когда заходишь в команду. Надо быть более настойчивым, потому что ты как тренер отвечаешь за результат и за итоговую работу.

В плане философии я наоборот больше укрепился в своем понимании футбола. Потому что в этом году много методик было применено, и многие из них хорошо сработали. Единственное – не хватило результата, чтобы некоторые вещи стали идеальными. Но в нашем деле это невозможно. Поэтому тренерская работа – это вечный поиск и вечное самосовершенствование.

– Что вы себе пожелаете на следующий год?

– Сейчас себе можно пожелать только работы в следующем году, потому что больше хочется находиться в профессии. Большие паузы брать абсолютно неинтересно. Прежде всего, хочется хорошей работы с задачами.

– Как думаете, кто станет чемпионом?

– Хочу, чтобы «Краснодар» стал чемпионом. Они все-таки заслужили чемпионство за ту работу, которую проделал Галицкий и его команда.

– Верите ли вы, что в следующем году мы вернемся на международную арену в каком-то виде?

– Если ничего не изменится, то вряд ли какой-то вид спорта сможет пробиться в следующем году. Тем более футбол – самый массовый вид спорта, это нереально.

Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!
Девушки в спорте