Рунет выбирает

«Амкал» – лучший клуб России для меня». Юрий Бабин о работе в медийной команде, Кубке, Писареве и Эмери

Медийный футбол продолжает завоевывать аудиторию, которой интриги и разборки блогеров интереснее профессионального футбола. Главной темой начала сентября стал уход главного тренера «Амкала» Дениса Зубко после матча за 3-е место МКС с 2DROTS. 

К новым высотам при поддержке букмекерской компании PARI команду поведёт Юрий Бабин, ранее работавший в футболе 8х8.

Metaratings.ru пообщался с новым главным тренером сразу после обидного кубкового поражения от «Звезды». В большом интервью Бабин рассказал:

  • Как оказался в «Амкале» и какие идеи собирается привнести в команду.
  • Готов ли провести всю карьеру в медийной команде.
  • Была ли «Звезда» сильнее в матче Кубка России.
  • Был ли судья «заряжен» на поражение «Амкала».
  • Как ему работа с Непомнящим, Писаревым и Калиниченко.
  • Почему он следит за «Краснодаром» и «Спартаком» и не любит «Зенит».
  • Почему ему близка футбольная философия Унаи Эмери.

– Вы тренировали команды ЛФЛ, пришли в «Амкал» из «Ники», но это формат 8х8. 11х11 кажется совершенно другим. Можете успокоить болельщиков и рассказать, как сами быстро перестроитесь?

– Это действительно важный вопрос, который я сразу на три пункта разобью и объясню, почему перестройка сильно сглаживается.

Я занимался, смотрел, анализировал и работал в футболе 11х11 – это важно понимать. Я был ассистентом в DraftMe – это проект, который помогает молодым игрокам перезапустить карьеру, готовит их к просмотрам в профессиональные клубы. Плюс я работал ассистентом таких тренеров, как Валерий Непомнящий, Николай Писарев и Максим Калиниченко. Это хорошие и очень разные специалисты. Так что у меня была возможность поработать в 11х11. Это первый момент.

Второй момент – я пригласил только ассистента тренера, у нас очень сильный тренерский штаб. Я с ними советуюсь, и не просто так для галочки, а действительно к ним прислушиваюсь. Мы очень многое обсуждаем, в каких-то вещах они в срочном порядке берут инициативу на себя. Нет такого, что я решаю все самостоятельно. Все ключевые решения обсуждаются, в том числе и с капитаном команды (Андрей Сибскана, - прим.ред.). Так что процесс адаптации стараюсь сделать максимально безболезненным и мудрым.

Если честно, я очень благодарен тренерскому штабу и где-то доволен собой, что мне удается дать гибкость, которая очень нужна и важна. Иногда может создаться впечатление, что в каких-то процессах я совсем мало участвую – некоторые упражнения проводит строго ассистент, я смотрю просто со стороны. Но в любительском футболе 8х8 за все время работы я тренировал сам, ассистентом чаще всего мог быть какой-то игрок, а тут я получаю столько удовольствия от того, что каждый человек занят своим делом и делает его качественно.

Фото: Сергей Демченко
Фото: Сергей Демченко

Ты можешь как тренер в какой-то момент отойти и смотреть, как работает игрок, как реагирует на потерю мяча, как себя ведет. Просто со стороны наблюдаешь большую картину, все сразу видишь и спокойно анализируешь. Тебе не нужно сразу бежать и подсказывать, кричать, свистеть и так далее. В этом есть свои плюсы.

Ну и третий момент – конечно, форматы отличаются, но все равно это футбол и самые фундаментальные принципы в виде обороны, атаки, фазы перехода сохраняются.

– Были ли яркие случаи перезапуска карьеры игроков в DraftMe?

– С ходу я, честно говоря, не вспомню. Но DraftMe – это история не про ярких игроков, а про тех, у кого не пошла изначально карьера, и мы давали им второй шанс. Это не про то, что есть уже классный игрок, и мы поднимали его еще на уровень. Был, например, очень яркий парень – Паша. Он африканец, но прекрасно говорил по-русски, ему было 29 лет, и он захотел стать футболистом.

Причем, он пришел и тренировался просто ужасно: опаздывал, не бегал. Нам всем казалось, что этот парень вообще здесь не должен находиться. Но учитывая, что у нас был большой дефицит нападающих, мы его решили взять. В итоге Паша задержался. Предложили ему продолжать тренировки, но не рассчитывали, что он придет. А он пришел через полгода в совсем другом физическом состоянии – был собран и дисциплинирован.

Сейчас он играет в низкой, но профессиональной лиге в Финляндии – по уровню это как наша Вторая лига. Это трогательная история.

– Вы упомянули, что сами занимались футболом. Это было на профессиональном уровне?

– Я с детства занимался футболом, каждый день тренировался, но до контрактов не дорос. Но в полупрофессиональном играл, получал какие-то деньги. Это не были какие-то великие команды – просто клубы пятого дивизиона Хорватии. Но, тем не менее, это футбол.

В Штатах играл в Любительской лиге. Там была очень интересная история – в обычный футбол играют все мигранты и только одна команда из 16 была из американцев, остальные же – Мексика-1, Мексика-2, Бразилия, Колумбия, Украина, Венгрия – просто диаспора создавала свою команду и выставляла. Я вот играл за чехов.

Фото: Сергей Демченко
Фото: Сергей Демченко

– Можете сравнить уровень с российским футболом?

– Это ниже уровень, честно вам скажу. Несмотря на старания у меня не было какого-то выдающегося таланта, чтобы стать профессионалом, у меня была работоспособность. Так бывает, это футбол.

– Но это все равно не означает, что не может быть успеха на тренерском поприще, вспоминая хотя бы того же бывшего тренера «Спартака» Доменико Тедеско, который никогда не играл на профессиональном уровне?

– Да. Это абсолютно другой вид деятельности. Но профессиональное прошлое – это большое подспорье для тренера. Есть плюс в том, когда специалист в прошлом не слишком много играл – у него более нестандартное мышление, он не находится в догмах, он может экспериментировать и подвергать сомнению те вещи, о которых большинство игроков даже не думают во всех смыслах: от тренировочного процесса до психологии.

«Амкал» – лучший клуб России для меня

– Вы подписали контракт до Нового года. Можете объяснить, почему именно такой срок?

– А зачем дольше? Если все будет хорошо, мы продлим.

– В условиях соглашения есть пункт об автоматической пролонгации?

– Нет, это же даже можно не обсуждать, это очевидно. Если все будет хорошо, мы продлим. Нет – нет. Но я думаю, шансы на то, что все будет хорошо, есть, потому что команда классная, я доволен внутренней кухней. Есть такое понятие «условия для успеха» – они здесь есть. Есть опытные игроки, правильное отношение руководства ко многим вещам.

– Как долго проходили переговоры?

– Двое суток. У нас было две встречи. Причем, я общался не только с Германом, но и с капитаном, плюс, я был знаком с Олегом Дражжуком.

– Вы обсуждали с Германом, что хотите привезти с собой усиления для тренерского штаба?

– Нам нужна была всего одна позиция – ассистент тренера. Остальной штаб прекрасный. Герман сказал, что это очень классные люди, и я был готов с ними работать. Мне нужен был ассистент, поэтому я позвал человека, которого знал. Никаких «своих» игроков, дополнительных людей я не приглашал.

Фото: Дмитрий Голубович
Фото: Дмитрий Голубович

– В идеале готовы всю тренерскую карьеру провести здесь? Или же все-таки мечта – возглавить клуб РПЛ или перебраться за границу?

– Как-то я не мог заснуть в свете последних событий (речь идет о назначении – прим.ред.), у меня бессонница две или три ночи, и моя подруга говорит: «Ну, что началось-то, почему тебе все пишут?» И я ей сказал, что, возможно, «Амкал» – лучший клуб России для меня. Почему? Это свобода, не шаблонность, яркие игроки, которые готовы творить очень красиво на поле. В плане красоты футбола и красоты командной игры у «Амкала» есть огромный потенциал, который мы не до конца раскрыли.

Так что чисто теоретически я готов тренировать «Амкал» всю жизнь. Естественно, ничего не бывает статичным, неизменны только изменения. Конечно, команда будет меняться.

«Амкал» будет играть в атакующий футбол

– В любом случае вы совершенно новый человек в медийке. Есть уже какие-то планы развиваться в этом направлении, или оставите это футболистам, а сами будете сконцентрированы непосредственно на тренерской работе?

– У меня есть идея, о которой абсолютно никто не знает. Вы первый человек, которому расскажу. Я задавался вопросом, нужна ли мне медийка или нет, и понял, что ребята и так круто все снимают, я и так появляюсь в их видео. Зачем мне делать то, что они и так прекрасно создают?

Но почему бы не вещать о тренерской роли на международном уровне? Рассказывать про «Амкал», тренерскую роль и деятельность на английском. Мне кажется, будет максимально круто, если я на это решусь. Это было бы полезно и клубу, и мне, тем более что сам «Амкал» – это невероятная команда. Это будет интересно хотя бы просто для того, чтобы в мире узнали немного больше о России, футболе, «Амкале». Плюс, мне кажется, команда рано или поздно выйдет на международный медийный рынок.

– Ребята как раз должны были играть в Англии, но в связи с известными событиями, не получилось, к сожалению.

– Да, именно. Так что думаю, идея неплохая, тем более на английском я разговариваю.

– Вы вообще слышали об «Амкале» раньше?

– Конечно. Один из моих близких по духу друзей Илья Широких в 2018 году, когда было чуть ли не основание команды, пересылал мне видео, рассказывал о клубе. Он следил все эти четыре года за «Амкалом», и когда сейчас я стал тренером, все его аудиосообщения были в сплошных эмоциях, он очень рад за меня.

Фото: Василий Пономарев
Фото: Василий Пономарев

– Какие идеи вы уже привнесли в команду и что планируете еще добавить?

– На самом деле сейчас 90 процентов времени я посвящаю изучению «Амкала» и только 10 процентов – внедрению и изменению. Мне важно понять, что уже есть, что работает, что пока не работает, что нужно поменять. Я бы очень хотел здесь строить вдолгую. В футболе, мне кажется, чем красивей и ярче ты хочешь играть в атаку, тем детальнее и аккуратнее ты должен все это изучать.

На данный момент я не изучил достаточно, не наладил полностью контакт со всеми игроками и тренерским штабом. Я не могу пока четко говорить: «Мы будем играть так и так, потому что это лучше для клуба, это лучше для стиля».

Но могу точно сказать, что по чуть-чуть, аккуратно я ко всему иду. Мне хочется, чтобы как бы ярко ни светили наши медийные звезды, мощной звездой была вся команда – это выведет ребят на новый уровень.

Я вижу, что ребята очень дружные, есть командный дух. Чего стоит матч со «Звездой» – это же и есть командный дух. Мы играли в меньшинстве, оставалось пару минут, многие бы сдались, не смогли бы сравнять, а ребята дожали, довели до ничьи.

– Герман как раз говорил о желании собственного стиля «Амкала». Каким вы этот стиль видите?

– Это будет атакующий стиль. Я очень этого хочу. Не могу этого обещать и гарантировать, но сильное желание есть. Он может быть в виде прессинга и сразу удара по воротам, закатываем в сетку и не даем соперникам дышать. Может быть, короткий пас – долгий розыгрыш. Может, быстрый футбол по флангам с навесом. Это может быть что угодно. Но очень хочется именно атакующий футбол, потому что это ярко.

Мне кажется, зрителям тяжело смотреть на оборонительный футбол. Но, опять же, может быть, со временем мы придем к тому, что будем строить мощную оборонительную, разрушительную стену и восхищаться этим. Кто знает.

Я не хочу делать каких-то громких заявлений. Пока я нахожусь на этапе изучения команды. Но в Кубке России «Амкал» играл в атаку, ребята забили оба гола с игры – это прекрасно.

– Сколько должно пройти времени, чтобы этот стиль закрепился у команды?

– Здесь нет однозначного ответа. Это может затянуться. Факторов штук 20, приведу один – соперники. Для того чтобы обыгрывать сильных конкурентов, играя в атакующий футбол круто и красиво, могут потребоваться полгода, год, годы.

Важна динамика. Нужно над этим работать. Просто, когда строишь такой футбол, бывают этапы плато – когда работаешь, а изменений нет. Ты как бы зависаешь на одном уровне. Вроде бы должен быть прогресс, но его нет.

Прежде чем игроки смогут делать что-то на новом уровне, требуется время. Плюс, моя адаптация – мне нужно время, чтобы давать максимум. Сейчас я оцениваю свой вклад в том же Кубке России совсем не высоким. Огромную работу проделывают администраторы, тренеры, даже массажист был перед игрой, сами футболисты, которые совмещают свой режим со съемками, тренировками.

Фото: Сергей Демченко
Фото: Сергей Демченко

Да, результат в Кубке неприемлемый, но в то же время достойный по игре и по качеству. То, что мы не прошли, не здорово, но как развивалась игра, как мы прибавили в характере во втором тайме – это было классно. Мы уже сделали шаг вперед.

– Несколько раз вам задавали вопрос про сохранение блогеров и профиков в «Амкале». Но в реальности для достижения результата реален этот симбиоз, или все-таки блогерский футбол – это блогерский футбол, а в том же Кубке России профессиональных игроков на поле должно быть больше?

– Я вообще не сомневаюсь, что можно выиграть любым составом. Тем более в Медиалиге прекрасные правила – более частые замены. Каждый футболист может сыграть по десять минут, причем очень полезно. В той же атаке можно сделать пять удачных пасов, семь раз отобрать мяч и забить гол, затем поменяться. Так что можно давать больше игрового времени тем, кто сыграл хорошо, кто нет – показывать над чем работать на тренировках. Это большой процесс.

Я бы вообще не разделял на блогеров и профиков. Честно скажу, на первой тренировке я допустил ошибку, сказал: «Классно медийные сегодня тренировались». Часть ребят солидно обиделись, я принял этот фидбэк и понял, что разделять не надо. Все мы в той или иной степени медийные, и все мы в той или иной степени играем в футбол. Так что у нас в команде все медийные и все профессионалы.

– Но есть ли какие-то позиции, которые надо укрепить?

– Я очень доволен теми футболистами, которые есть сейчас. Даже если какие-то позиции необходимо укрепить, мне самому надо об этом еще подумать и убедиться, что действительно что-то требует усиления. Сейчас однозначно сказать не могу.

– Команда уже адаптировалась к вам и ассистенту?

– Я думаю, что нет. Может быть, к ассистенту получше, потому что он непосредственно находится в тренировочном процессе. Я вынужден признать, что стараюсь идти своим путем, на какие-то вещи у меня свой взгляд.

Например, я люблю использовать видео, то есть я могу игроку в личку отправить какое-то видео и попросить посмотреть. Это может быть ролик любого толка: эпизод из игры, мотивационный, наглядный, как нужно сделать, какая-то диаграмма, а на фоне мой комментарий. Я люблю такое использовать, потому что ты что-то сказал в раздевалке, кто-то прослушал, и это вылетело из головы.

А когда есть видео, футболист может сразу несколько раз пересмотреть, изучить в спокойной обстановке, когда никто не мешает, или через месяц вспомнить и пересмотреть. Это один пример моего подхода, который пока толком не применял, скидывал только одно видео перед кубковой игрой. Может, для кого-то это странно, непривычно.

Фото: Сергей Демченко
Фото: Сергей Демченко

– Как ребята отреагировали на такое нововведение?

– Некоторые написали: «обязательно посмотрю», «о, интересно», «окей». Но я уверен, что не все сразу с восторгом воспринимают новые вещи. Нам приятнее делать привычные вещи. Я так же устроен, это нормальный процесс. Но я запрашиваю обратную связь, мне интересно, пишу постепенно ребятам в личку: «Привет, что думаешь по тренировке? Я открыт, можешь мне писать, если есть какие-то вопросы».

Сами ребята очень открытые, это не тот случай, когда фидбэк из них надо вытаскивать. «Амкал» не стеснительный.

Не думаю, что мне придется слышать о багаже Зубко

– Все знают, что Андрей Сибскана довольно прямолинейный и честный человек. Как прошли проверку капитаном?

– Первое общение прошло шикарно, мне кажется, мы друг друга поняли.

– Не смотрит на вас с подозрением?

– Я не знаю. Какие-то вещи по-любому в новинку, что-то он мог не ожидать. Сейчас у всех идет процесс притирки.

Мне же еще важно оставаться собой, я не могу вечно адаптироваться под команду, тогда буду полезен. Если я буду бесконечно гибок, то не буду существовать, просто стану неким отражением желания команды, что не совсем правильно. Я должен приходить, слышать, анализировать, но обязательно давать какие-то вещи, которые нужны ребятам. Работы еще много, это только начало.

– Когда в клубах РПЛ меняется по ходу сезона тренерский штаб, то специалисты и болельщики часто говорят о «багаже». Не думаете, что вам придется часто слышать о «багаже Зубко»?

– Нет. У меня была такая ситуация. Я три года тренировал команду, ушел из нее и через полгода ребята выиграли Кубок, не Кубок России, конечно, но тем не менее. Руководитель на эмоциях написал: «Твой вклад огромен, ты три года работал, собирал коллектив, готовил». Я тогда просто сказал: «Ну выиграли же вы, меня там не было». У меня такой подход – как только тренер закончил работать с командой, он не влияет на коллектив.

Со стороны журналист и болельщик могут рассуждать о «багаже», но новый тренер несет ответственность и должен считать, что влияет на результат.

Другое дело, что нужно уважать те усилия и огромную работу, которую проделал предыдущий специалист.

Наверное, сейчас я сделаю первое заявление в стиле Медийной лиги – 2DROTS тоже достаточно давно были созданы, но до недавнего времени они ничего не выигрывали, а «Амкал» с Зубко брал титулы. Мой коллега результатом и игрой доказал, что он крут. Ему не нужен сейчас еще и этот «багаж». Его вклад был огромен во время его работы. Зачем измерять «багаж» в процентах, сколько его, а сколько моего? Я против этого.

– Вы, кстати, вообще общались с Зубко? Может, пересекались?

– Нет. Но если представится возможность, с удовольствием это сделаю. Это очень хорошая идея. На Западе принято, когда люди меняют солидную должность в бизнесе, есть так называемый transition period – когда ты на месяц остаешься на месте, но уже есть новый руководитель, которому ты передаешь дела. Возможно, стоит поговорить с Зубко. Повторюсь, что это очень хорошая идея и абсолютно нестандартная. Так в футболе не принято. Я так с ходу не вспомню такой случай. Но в сборных подобное случается – новый тренер может созвониться с предыдущим наставником.

– Почему это не делается?

– Ты хочешь посмотреть свежим взглядом, оценить игроков, ты не хочешь брать некие предубеждения от предыдущего тренера.

Фото: Дмитрий Голубович
Фото: Дмитрий Голубович

– Перед игрой со «Звездой» был некий страх? Все-таки вы недавно приняли команду, а уже дебютная игра на серьезном уровне.

– Страх был только один – если болельщики что-то начнут скандировать, неважно, приятное, нейтральное или отрицательное, то это сильно меня отвлечет от игры, потому что такого мощного опыта не было. Да, было, когда поддерживали человек пять-десять с трибуны, но здесь другой масштаб – здесь огромная трибуна и настоящие болельщики. На матче это произошло, было очень приятно, но все равно на пару секунд я опешил. Было круто.

– Придется привыкать к такой поддержке.

– Я очень на это надеюсь.

– На ваш взгляд, «Звезда» оказалась сильнее по уровню?

– В матче против нас нет. Возможно, за три дня до игры они и могли быть сильнее, но в день встречи они не были сильнее нас. Хочется сказать, что мы в чем-то были лучше.

– Вы же понимаете, что у людей, которые не знают внутреннюю кухню «Амкала», все равно возникает вопрос, как можно было убрать тренера, который обыграл две команды в Кубке России. Как вы со стороны тренера можете это объяснить?

– Это очень рискованно и мощно. Как Герман сам говорит: «Это гонка вооружений». Команды меряются, кто круче, меряются регалиями тренеров, а человек просто берет и договаривается сотрудничать с тренером, который работает в другом формате, не выигрывал в профессиональном футболе огромных титулов. Это смелость, безумие. «Амкал» всегда был особенным, так кажется даже когда ты находишься снаружи. Я смотрел видео того же Олега Дражжука, который по-настоящему общается с болельщиками, не сверху, а близко, и это отличает «Амкал». А сейчас изнутри я еще больше ощущаю, что мы идем своим путем, не обращая внимания на внешние факторы, тренды, другие команды.

– Почему команду недолюбливают профессионалы большого футбола?

– Есть многие эксперты, которые любят команду. Я видел, что Александр Головин следит за командой.

– Но он – молодая школа.

– Да, я понимаю, для олдскула – это что-то новое и непонятное. Это нормально, поколения сменяются. Люди не видят же, что игроки успевают все совмещать: тренировки и свой режим, о чем я ранее говорил, чтение комментариев, работа с аудиторией. Совмещение медийности и профессионализма – это очень сложно. У тебя, допустим, ночью съемка, надо добраться, все сделать, при этом ты должен сохранять режим, следить за питанием. И они выдерживают уровень и играют на равных с командами Второй лиги. Ребята красавчики.

Я долго определял для себя слово, характеризующее «Амкал», и это – свобода. Я здесь чувствую свободу, которой нам в жизни иногда не хватает.

Фото: Василий Пономарев
Фото: Василий Пономарев

– Но почему тогда такой хейт сохраняется?

– Пять матчей было сыграно на профессиональном уровне – два сыграли «Дроты» и три «Амкал». Никто не проиграл в основное время, мы уступили по пенальти. Насчет хейта у меня очень простая позиция: ты транслируешь в мир то, что сам представляешь. Это твой выбор. Хочешь хейтить, окей, если это твой путь развития, иди им. Но можно пойти и другим. Найди, что можно любить и наслаждайся этим. Лучше болеть за какую-то команду, чем хейтить то, что происходит в мире, иначе тогда вся жизнь на негатив уйдет.

Давление на судей – это не то, на что я делаю ставку.

– Что вы почувствовали, когда на матче Кубка России был забит тот странный первый гол в ворота «Амкала»?

– Я был готов ко всему, меня это не сильно расстроило. Я стараюсь избегать комплиментов в свой адрес, но один все-таки скажу – у меня за плечами 503 игры в 8х8, ко всем матчам подходил серьезно, готовился к сопернику. Это не могло пройти впустую. Я привык ко многому. Несколько лет назад я понял, что если ты как тренер хочешь помочь команде, то ты должен думать непосредственно о ребятах. Ты должен очертить для себя зону своего влияния. Я не могу влиять на судейские решения. Тем более до матча у нас была секретная информация, так что мы были готовы к такому исходу.

– Секретная информация о том, что судья «заряжен»?

– Это вы сказали, а не я. Я не могу этого утверждать, подтверждающих данных не было, но со всех сторон летели какие-то такие вещи. Мы с ребятами несколько раз проговорили, что такая вероятность есть, мы должны играть несмотря ни на что. Еще раз: судья не входит в мою зону влияния, хотя можно поддавить где-то, но это слишком косвенно и сомнительно. Давление на судей – это не то, на что я делаю ставку. Это не мой прием, я этим не хочу заниматься, я хочу заниматься непосредственно командой.

Во время игры я особо не кричал на арбитров. Другое дело, если в моего игрока кто-то влетел, был несправедливый контакт, тогда уже срабатывает инстинкт банды. Если к моему футболисту несправедливо относятся, я буду его защищать. А в ситуации с голом, ну, засчитал и засчитал. Я расстроился, но понимал, что надо принимать решения дальше.

По ощущениям готов к скандалам в медийном футболе

– Медийный футбол часто называют «Домом-2». Вы готовы к разным скандалам, угарным ситуациям на поле и вне, провокациям и постоянным камерам во время и после матчей?

– По ощущениям готов. В Кубковом матче меня ничего не выбило из колеи. Понятно, что это был не медийный матч. Я не претендую на роль самого яркого и главного персонажа. Моя роль чуть другая – организовать и усилить нас как команду, быть элементом, который улучшает качество игры ребят. Я не планирую становиться мега-медийным или менять свои ценности чуть-чуть или кардинально. Я, надеюсь, что останусь собой.

– Медиафутбол любят за общение с аудиторией и журналистами открыто. Но все говорят о нецензурной речи, которая попадает на камеры, хотя все прекрасно понимают, что в профессиональном футболе матерятся не меньше.

– Да, просто здесь все на камерах, а там пытаются все запикать, убрать, держать микрофон подальше.

– Надо что-то с этим делать? Или в нем и есть некая изюминка медийки?

– Я с себя начну, так правильнее. Я стараюсь минимально использовать мат. На той же игре против «Звезды» использовал его два раза и максимально тихо. Это было сказано ни в чей-то адрес. Но я выступаю за свободу. А это значит, если человек хочет материться, пусть матерится, не хочет – это тоже нормально.

Фото: Сергей Демченко
Фото: Сергей Демченко

Уровень Писарева – нынешний «Ахмат»

– Возвращаясь к работе с Валерием Непомнящим, Николаем Писаревым и Максимом Калиниченко, какой опыт вы у них переняли?

– Если кратко, Непомнящий утроил мою любовь к тренерской роли, он феноменален в этом плане. Он как раз показал, насколько разным может быть тренер. Он ни разу не сказал чего-то грубого игроку, ни разу нигде, ни в каких ситуациях, вообще никогда не использовал мат, ни разу не приструнил даже самых дерзких наглецов, он просто достойно это игнорировал. Он показал мне, насколько по-разному можно выстраивать коммуникацию с игроками и как можно сохранять собственный высокий уровень интеллигенции.

Непомнящий всегда кратко объяснял и иногда управлял игроками вопросами – это высший уровень бизнес-коучинга. Он не навязывал вопросы, а просто задавал и человек сам приходил к тому, что игроку необходимо. Он так развивал и меня, как тренера.

Писарев – немного другая история. Он про харизму и уверенность. Когда он заходил в раздевалку, аура уверенности распространялась на 50 метров, что передавалось и игрокам.

Калина хорош тем, что внутренний диалог закрывал, смотрел без предубеждений, пытался понять кто ты, что ты и что хочешь делать. Это очень впечатляет. Он тонко чувствует людей, шутки у него вообще огонь.

Вот всему этому я у них и учился.

– Продолжаете общаться, обращаетесь за советами?

– По делу. В связи с известными событиями, Максим Калиниченко уехал из России, я поинтересовался, как у него дела, все ли хорошо. Николаю Николаевичу я писал по поводу такого быстрого увольнения из «Химок». Но он был в тот день на эмоциях, не ответил. Это нормально. Наверное, я не вовремя написал. Поздравлял его, когда попал в тренерский штаб сборной. Формальное такое общение.

Ну а Валерий Непомнящий всегда давал мне хорошие советы, я ему очень благодарен. Он меня чуть-чуть взрастил, как тренера, добавил мне мудрости.

– Что думаете об увольнении Николая Николаевича спустя 21 день после назначения?

– Я буду максимально банален: не надо было увольнять Сергея Юрана, а раз уж уволили, то надо было дать время Николаю Николаевичу. Понятно, что все хейтят это решение, но мы всего не знаем, а когда ты не владеешь информацией, сложно однозначно комментировать.

Но вообще такая история случается и в других странах, например, так себя ведут в Италии, итальянцы очень эмоциональны.

– По-вашему, уровень Писарева – какая команда РПЛ?

– Нынешний «Ахмат», который строил Андрей Талалаев – дерзкий, яркий, подвижный, активный. Николай Николаевич сам такой.

Фото: РПЛ
Фото: РПЛ

Не понимаю, почему Федун ушел из «Спартака»

– Правильно я поняла, что вы следите за матчами чемпионата России? Может, за кем-то особенно, например, за Алексеем Суторминым, который играл у вас в «Столице» и параллельно выступал и продолжает карьеру в «Зените»?

– С Лехой иногда переписываемся, слежу за ним, но я не поддерживаю «Зенит». Это нельзя было говорить? Это опасное заявление (смеется)? Мы же имеем право на свое мнение, не значит, что я хейчу «Зенит», просто не поддерживаю.

Мне нравятся негосударственные или хотя бы частично частные клубы – «Краснодар», «Спартак». Они мне симпатичны в том числе и своей философией.

– Как вам «Спартак» Абаскаля? Верите, что с ним можно добиться успеха?

– Скажу только одно: в нынешнее время иностранный тренер, который живет командой, не приехал на заработки, а прибыл начать карьеру и развивать ее – это огромный успех.

– Понимаете, почему Федун решил покинуть свой пост?

– Мне непонятно, если честно.

– А что в целом можете сказать о человеке, который почти 20 лет управлял командой, но выиграл всего несколько трофеев?

– Тут очень много граней. С одной стороны, он построил стадион, с другой – есть мощнейшая машина, которая обитает в Петербурге и мешает «Спартаку». Тут много нюансов. У Федуна есть адекватные отмазки, почему мало трофеев.

Я к нему отношусь взвешенно. Все-таки он сохранил «Спартак», развивал его, вкладывал деньги, поддерживал, переживал, ездил на матчи, слушал весь негатив. Давайте ценить людей, которые делают что-то для футбола. Я бы оценил его сдержанно положительно. Но, опять же, я говорю как человек, который симпатизирует «Спартаку».

Образ России демонизирован

– Возвращаясь к Сутормину, он попал в расширенный список…

– В расширенный список на просмотр в «Амкал».

– Было бы интересно.

– Мне кажется, Сутормин бы у нас заиграл, хорошо бы смотрелся. Он, кстати, очень простой и классный парень, ответственный. Так какой вопрос?

– Команда Карпина сыграет с Ираном и Киргизией. Это интересные соперники для сборной России?

– Сложный вопрос, но я должен отвечать честно. Я считаю, что в футбол нужно играть, и если такие страны с нами сейчас хотят соревноваться, то надо выходить на поле. Нужно оставаться мудрыми.

– Согласна, но вот у РФС, например, был запланирован матч с Боснией и Герцеговиной. Несколько футболистов и один из руководителей федерации футбола Боснии начали протестовать и отказываться играть. Это разве мудро?

– Я жил на Западе, в Штатах, Хорватии. Я понимаю их логику и мысли. Образ России немного демонизирован вне зависимости от политической обстановки сейчас. Это на глобальном уровне, такое было и в 90-ых, 00-ых – всегда. Там обязательно эксплуатировалась тема «русской мафии», есть предрассудки, которые абсолютно нереальны. Поэтому люди подвергнуты.

С другой стороны, игроки так высказывают позицию, хотят верить, что это как-то повлияет. Я их не осуждаю, но и не поддерживаю. Это их решение.

В этой ситуации очень важно самому не быть источником распри, негатива, дискриминации, зла и так далее.

– Тогда встречный вопрос. Можно ли считать введенный Fan ID – источником зла по отношению к болельщикам? Вы можете себе представить, что карта болельщика доберется однажды до Медиалиги?

– Это сложная тема, я не компетентен, чтобы об этом говорить в категоричной форме. Понятно, что хочется, чтобы люди были на стадионах. Я за то, чтобы арены были полными, чтобы мы смотрели футбол и наслаждались им.

фото

Не думаю, что Дзюба тот человек, который вообще о чем-то жалеет

– Вам говорили, что вы похожи на Жозе Моуринью?

– Да, регулярно.

– В команде это уже отметили?

– Пока никто не сказал. Внутри команды мужчины редко говорят о внешности, а если это происходит, то скорее это несет шуточный, издевательский подтекст.

– Теперь болельщикам ждать футбол, который строит Моуринью?

– Нет. Мне, кстати, не очень нравится его философия футбола.

– А чья близка?

– У меня есть список любимых тренеров. Один из них – Валерий Васильевич Лобановский. Мне очень нравится, что он был системным. Это не значит, что я такой же, но восхищаться можно и противоположностями. В Медиафутболе методы Лобановского прижились бы с трудом.

Из современных – Унаи Эмери. Почему он мне нравится? В прошлом сезоне после победы в Лиге Европы «Вильярреал» из раза в раз играл вничью, из раза в раз центральные полузащитники и защитники привозили голы, они не могли по два месяца выиграть. В итоге «Вильярреал» продолжает гнуть свою линию. Вот это работа вдолгую, это работа на качество.

Они выиграли Лигу Европы, да, отсиживались, терпели, были две голевые атаки за тайм. Но теперь Эмери поставил для ребят новый вызов – играть в красивый футбол. Они реально крутые. Иногда в отдельных матчах, когда их вынуждали играть вторым номером, так и было, всю прошлую осень они теряли очки в обрезах, что приводило к пропущенным голам. При этом были матчи, когда они безумно доминировали, но все равно играли вничью. И это все равно круто. Весной уже у них был очень хороший уровень, они далеко дошли в еврокубках. Мне очень этим нравится Эмери.

Вообще это испанская черта – они уперты в своей философии, тот же Гвардиола, который очень долго мучил «Ман Сити», пока они заиграли в доминирующий футбол.

– Дзюба назвал как-то Эмери «тренеришкой». Не кажется вам, что он пожалел о своем высказывании?

– Не думаю, что Дзюба тот человек, который вообще о чем-то жалеет. Он находится в своем стиле. Про Артема вообще не хочу ничего плохого сказать, назвал и назвал. Но в общем и целом, то, что Эмери здесь не оценили и не удержали, не очень хорошо характеризует уровень понимания футбола топами.

Иногда мы недооцениваем тренера, не даем ему время, поддержку от руководства, которая некоторым важна, потому что если весь мир против тебя, то за плечами у тебя только руководители. А если ты остаешься и без них, то чувствуешь себя слишком одиноко, особенно, когда тяжело. Ты просто остаешься крайним.

Подпишись на Metaratings.ru
Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!
Матч-центр
Live
Футбол
Клубные товарищеские матчи
Антальяспор
1:3
Наполи
Антальяспор — Наполи
Live
Футбол
Клубные товарищеские матчи
Кадис
2:1
Манчестер Юнайтед
Кадис — Манчестер Юнайтед
Live
Футбол
Клубные товарищеские матчи
Севилья
0:0
Монако
Севилья — Монако
19:00
Футбол
Клубные товарищеские матчи
Остенде
-:-
Лилль
Остенде — Лилль
20:00
Футбол
Клубные товарищеские матчи
Мальорка В
-:-
Майнц
Мальорка В — Майнц
20:00
Футбол
Клубные товарищеские матчи
Ardennen
-:-
Зюльте-Варегем
Ardennen — Зюльте-Варегем
21:00
Футбол
Клубные товарищеские матчи
KRC Gent
-:-
Гент
KRC Gent — Гент
22:00
Футбол
Клубные товарищеские матчи
Манчестер Юнайтед
-:-
Кадис
Манчестер Юнайтед — Кадис

Девушки в спорте

На данном сайте используются файлы cookie
Это обеспечивает клиентам персонализированный доступ и повышает результативность от посещения ресурса, позволяя нам наиболее эффективно оказывать услуги. Пользуясь веб-сайтом и принимаяусловия настоящей политики, вы даете согласие на использование файлов cookie в соответствии с условиями настоящей политики.